Страница:Радиофронт 1936 г. №12.djvu/53

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Летний радиосезон

Зимний радиосезои уже давно окончился... Начались очередные а «декретные» отпуска радиостанций. Надо полагать, что летний сезон будет использован для того, чтобы отремонтировать аппаратуру передатчиков, накопить «силы» и к началу зимнего сезона с вновь приобретенными киловаттами, а может быть и несколькими десятками киловатт, обновленными выйти в эфир.

Конец зимнего приема по старой радиослушательской традиции обычно отмечается «переселением» радиоприемников с почетных мест — на столе или тумбочке в менее завидные — на полку или в чулан... Приемник уступает место, «хозяевам» наступающего сезона — теннисным ранетам, мячам и т. д. Правда, с некоторым опозданием, но мы хотим все же предостеречь радиослушателей от этого легкомысленного обращения со своим «заслуженным другом» — радиоприемником.

Не верьте, товарищи радиослушатели, тем, кто говорит, что летом слушать нечего, что летом в эфире кроме атмосферных разрядов ничего нет. Не прячьте радиоприемники в чуланы.

Радиослушатели, складывающие свое р а диоружие в страхе - перед атмосферными разрядами, просто не учитывают прогресса радиотехники. Они вино отстали.

Май и начало нюня обычно считаются переходными от «среднего» весеннего приема к «плохому» летнему, особенно в части дальних станций коротковолнового н средневолнового диапазонов. Для выяснения условий приема в наступающем летнем сезоне вами была использована вся «приемная техника», представленная приемниками ЭЧС-4, СИ-235, БИ-234 («колхозный») и тульский 1-V-2.

Из советских радиостанций чисто и громко в любое время

их работы слышны Казань (437,3 м), Киев (415,5 м), Симферополь (349,2 м), несколько хуже и нерегулярно Минск

(1 442 м).

Значительно лучше стал работать передатчик Сталине — Донбасс (386,6 м). Чистая передача Сталине ничем не напоминает работы этой станция полгода назад, когда она, как правило, сопровождалась каким- то особенным хрипом и подсвистыванием. И, вообще нужно отметить, что начало летнего приема совершенно не отразилось иа работе украинских станций. На всех четырех приемниках одинаково хорошо слышны Одесса (309,9 м), Днепропетровск (328,6 м) и Киев. За-_ метно слабее стал слышен Ленинград, который можно принимать без помех только на тульском 1-Y-2. Приемники СИ-235 и БИ-234 не могли выделить передачу этой станции при одновременной работе московской «могучей кучки». Особенно сильные помехи наблюдаются вечером. Так же труден прием и Воронежа,' передачи которого можно слушать только во время перерывов н работе ст. ВЦСПС.

Из вновь «открытых» в эфире советских радиостанций можно назвать Курск (363 м). Зажатая между двумя фашистскими «китами»—Миланом (368 м) и Берлином (356,4 м), эта станция уверенно и чисто принимается иа тульском 1-V-2 и ЭЧС-4. На «колхозном» и СИ-235 приему Курска вечером больше всех мешает Львов и Бухарест.

С некоторыми оговорками к разряду «вновь открытых» можно отнести Грозный (443,8 м), хотя станция, работавшая иа волне Грозного, себя не называла. Наше длительное и терпеливое слушание этой станции в надежде на об’явление названия в конце передачи неизменно оставалось безуспешным. Передачи всегда кончаются пожеланием спокойной ночи и дружеским советом заземлить антенны, что мы и исполняли с некоторой досадой.

В условия приема станций зарубежного эфира лето существенных изменений ие внесло. Несколько хуже стали слышны чехословацкие станции. Гремевшие зимой Прага и Косиц появляются сейчас поздно (в 22— 23 часа) и слышимость их довольно елабая|, а на СИ-235 и БИ-234 явно неудовлетворительная. Позднее на 2—3 часа становится возможным прием польских станций — Вильны и Варшавы. С наступлением темноты слышимость их такан же, как и в лучшие зимние вечера.

Понрежнему слышны утром, днем и вечером латвийские станции — Рига и Кульдига, причем по чистоте передачи и регулярности приема их можно относить к самым лучшим заграничным станциям, слышимым у вас.

С трудом обнаруживаемый зимой Бухарест принимается на всех приемниках с 22 — 23 часов с удивительной громкостью в чистотой, особенно в часы молчания подсвистывающего ему Милана.

Из итальянских в французских передатчиков на тульском

1-V-2 н ЭЧС-4 с 20 часов хорошо принимаются Париж—Витус я нерегулярно Тулуза.

В заключение надо сказать о финской станции Лахти.

Работа этой станции стала слышна утром, в минуты перерыва в работе станция им. Коминтерна, с громкостью, значительно превышающей слышимость Варшавы в ночное время.

В результате проведенных наблюдений выяснилось, что самым «подходящим» приемником для дальнего приема из четырех названных выше является тульский 1-Y-2. Затем идет ЭЧС-4, потом «колхозный» и наконец СИ-235. Правда, колхозный приемник несколько уступает по громкости сетевому СИ-235, ио благодаря стабильности режима ламп он дает лучший прием дальних станций, чем СИ-235, в котором малейшие колебания в сети вызывают появление хрипов, искажений, уничтожающих остатки и без того небольшой его избирательности.

Наблюдения проводились во второй половине мая в загородных условиях—под Москвой.

В. Куприянов