Страница:Радиофронт 1937 г. №04.djvu/14

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Ю. Добряков

В час, когда вспыхивают экраны телевизоров, в телевизионной студии на Никольской наступает поистине страдная пора.

Мощные юпитеры потоками ослепительного света заливают маленькую студию. Светоопеоа- торы расставили их в соответствии с намеченной программой передачи. Когда изображение передается крупным планом, целые водопады света обрушиваются на лицо исполнителя. Если же происходит балетный или цирковой номер, включаются новые мощные лампы, освещающие задний план студии. Обычно для освещения танца применяется 6 юпитеров: два

сбоку, два снизу и два сверху.

Проблема освещения играет одну из первостепенных ролей в процессе телепередачи. 6 юпитеров потребляют до 6—7 киловатт, — мощность, которой, позавидовала бы не одна электростанция. Температура в студии поднимается до 60° выше нуля. Стоит самая доподлинная тропическая жара, климат французской Гвинеи или Сомали. Бананы, конечно, не растут, ко артисты испытывают примерно те же ощущения, какие испытывает европеец, впервые попавший на Мадагаскар.

Вот почему в строящемся Московском телецентре тщательно продумана система кондиционирования воздуха («искусственный климат», соответствующий так называемым «условиям комфорта»).

На контрольном телевизоре режиссер зорко наблюдает за стабильностью кадра. Он следит за тем, чтобы балерина «е вышла за пределы отведенных ей полутора метров, чтобы

акробаты не подбрасывали друг друга слишком высоко, чтобы вообще исполнители вели себя спокойно и рассудительно.

Телепередачу всегда ведет оператор — «зеркальщик». Он поворачивает зеркало в соответствии с перемещениями артистов и тем самым направляет изображение в об’ектив телепередатчика. Беда, если попадется слишком темпераментная балерина, привыкшая к не- об’ятным просторам сцены Большого театра. Чтобы не потерять ее из кадра, неутомимому оператору приходится самому проделывать не менее сложные хореографические движения. Зрители не должны повторять испытанной «киноостро- ты» о рамке. Ошибку танцовщицы исправляет зеркало.

Зрители не видят закулисной стороны телевизионной передачи, не знают о тех исключительно сложных «мелочах», которые часто приходится разрешать уже тогда, когда включен тел епередатчик.

Не видит зритель и еще одного скромного, но часто решающего успех уголка телевизионной студии. Речь идет о гримерной. Здесь перед началом передачи происходит немало весьма комических сцен.

Исполнитель привык к обычному театральному гриму. Губы должны быть красными — это закон. Каково же бывает его удивление, когда гример накладывает на губы... темнозеленую краску. Его, который переиграл сотни ролей, который гримировался под Отелло, под негра и Квазимодо, раскрашивают вдруг в цвета экзотического какаду. В таких случаях приходится долго и убедительно рассказывать о фотоэлементах и их необычайных свойствах.

Проблема правильного подбора цвета — одна из основных задач телепередачи. Спектральная характеристика фотоэлемента диктует свои жесткие законы. Темнее всего при воспроизведении получается темнозеле' ный или абсолютно черный цвет. Светлые тона дают белые пачки балерин. Фотоэлемент сильно реагирует на красные или желтые об’екты, которые выходят на экране светлыми.

Известен случай, происшедший в английской телестудии: совершенно черная кошка вышла на экране... с белым хвостом. Очевидно окраска шерсти хвоста содержала какие-то красноватые оттенки, и таким образом английские телезрители имели возможность увидеть совершенно исключительное явление природы.

Подобные случаи нередки и в телестудии на Никольской. Однажды некий известный тенор явился на выступление в безукоризненном черном смокинге с шелковыми черными лацканами. Понятно, что никаких «подозрений» он не возбудил. Как же были поражены техники у контрольного телевизора, когда на экране черны-