Страница:Радиофронт 1937 г. №10.djvu/57

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


дых сроков обмена. Диксон работал иа длинных волнах с мощностью 1 квт, мы же переключились исключительно на короткие. Около Новосибирских островов слышимость Диксона на длинных волнах стала пропадать. Тогда он тоже перешел на короткие.

С удалением на восток и увеличением расстояния, при ослаблении слышимости, я все же твердо решил удержать связь с Диксоном до самого Владивостока, как самую выгодную свявь с материком. Настойчивость радистов победила. Диксоповцы дали слово и сдержали его. Связь «Литке» с Диксоном была бесперебойной вплоть до Владивостока. Помогали иам радисты мыса Челюскин, которые тоже были аккуратны в сроках и обеспечили нам связь до самого конца.

Работали мы на различных волнах. Приходилось комбинировать. Так например, Диксон в дневное время работал на 24 м, в вечернее и ночное — иа 34 м; «Литке» — в дневное время на 36 м, в вечернее и ночное — на 48 м. С проходом Новосибирских островов «Литке» работал исключительно на волне 36 м.

Передача корреспонденции как с судна, так и с материка была организована исключительно четко и быстро. Отто Юльевич Шмндт во время пребывания на «Литке» имел возможность обмениваться корреспонденцией с Москвой через Диксон, за каких-нибудь час-нелтора. Некоторые телеграммы шли ив Москвы до борта «Литке» всего лишь 20 минут. При случаях особой надобности втот срок прохождения можно было уменьшить.

Помимо связи с Диксоном мы обслуживали караван судов и собирали метеосводки, вели наблюдения за морем и работой самолетов во время ледовых разведок.

Несмотря на большую работу н загрузку по оперативной связи, мы ни на час не отставали от жизни нашей любимой родины. Ежедневно мы давали трансляцию «Последних известий» и информации ТАСС. Транслировали Диксон или сибирские станции.

Диксон работал с «Литке» преимущественно сложным дуплексом, одновременно с Москвой, -Архангельском и другими арктическими станциями.

По правде сказать, я ие гнался за связью непосредственно с Москвой или другими отдаленными станциями материка. В этом не было надобности при наличии такой твердой и уверенной связи, как

с о. Диксон н м. Челюскин? и притом на любой точке Северного морского пути.

В восточном секторе нам пришлось частично обслуживать ледокол «Красин». Мы: принимали его корреспонденцию для Москвы и передавали на станцию о; Диксон» Не терялась свявь и с ледоколом «Ермак», находившимся в это время в западном секторе.

Связь с самолетами была все время хорошей. В запад-' ном секторе двухсторонняя связь с самолетами поддерживалась на длинных волнах

(550—600 м).

К сожалению, вследствие жесткого графика в связь с любительскими станциями я не вступал. Одиако слышал любителей очень часто.

Меня почему-то раньше считали ТОЛЬКО ДЛИННОВОЛНОВИКОМг

Однако после 1929 г. я все чаще и чаще работаю на коротких волнах. В Арктике оив заняли сейчас ведущее место.

С большой радостью я про- читал на страницах «Радио- фронта» письмо Эриеста Кренкеля о широком развитии любительской коротковолновой связи. Целиком и полностью присоединяюсь к нему. Советские коротковолновики должны добиться серьезных успехов в- освоении коротких волн.

А мы, старые радисты Арктики, окажем этому движению всемерную помощь н передадим свой опыт молодым работникам радиосвязи.

Е. Н. Гиршевич