Страница:Радиофронт 1937 г. №11(полн).djvu/10

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Каждое утро мы поднимали головы вверх и пристально рассматривали серое мартовское исбо.

— Нет, не сегодня!

Четыре ширококрылых машины стояли на аэродроме, готовые в любую минуту стартовать в неизведанные просторы высоких широт. Как говорят летчики, экспедиция «ожидала погоду».

В эти дни радист флагманского корабля экспедиции Серафим Ипанов говорил:

— Несносная погода! Она безжалостно оттягивает ту минуту, о которой мы мечтали несколько лет.

Дни перед стартом томительно тянулись. Каждое утро радист отправлялся на аэродром, чтобы еще раз проверить аппаратуру и испытать се в пробных полетах. А возвращаясь вечером домой, усталый и довольный, он говорил:

— Кажется, завтра вылетим! Готово все, абсолютно все.

В моей памяти никогда не изгладятся эти знаменательные встречи с одним из отважных люден, завоевавших сердце Арктики. За несколько дней до вылета мы пригласили его на совещание в редакцию «Радио- фронта», посвя щепное обсуждению путей развития коротковолнового движения в пашей стране. Он с радостью принял приглашение в дорогой подробно расспрашивал о жизни и работе любнтелей-коротковолыови- ков.

— Это большое н нужное дело, — говорил он, — мы должны этому делу помочь и сдвинуть его с мертвой точки.

Совещание взволновало старого полярного радиста. Он внимательно выслушал выступление коротковолновиков, одобрительно улыбался предложениям Эрнеста Кренкеля, и когда последний спросил его: «Ну, а что ты думаешь, Сима?» — ответил:

— По возвращении из экспедиции я обязательно построю

любительский коротковолновый ] передатчик. Это мой долг пе- ! ред общественностью.

За один день до старта мне пришлось беседовать с Серафимом Александровичем на его временной «квартире» — в гостинице «Москва». Он рассказывал о своем воздушном ра- | днохозийстие и днях, проведенных н Горьком, где он лично наблюдал за монтажом коротковолновой аппаратуры.

— Техника коротковолновой связи, — сказал он, — двнжет-

I ся вперед гигантскими шагами. Та аппаратура, которую я беру с собой в экспедицию, обеспечит мне уверенную связь с ма*

| териком даже с Северного полюса.

В этом разговоре мне надолго запомнилась одна деталь.

( Рисуя перспективы будущей Линин связи Северный полюс— Земля, Серафим Иванов сказал:

— Мы берем с собой так называемую пешую рацию, которая в случае надобности лег-

Раднст радиостанции самолета Н-171 — коротковолновик

т. Стромилов

ко уместится за плечами н обеспечит связь на протяжении не менее тысячи километров.

Подумав немного н заметив мой вопросительный взгляд, он улыбнулся и прибавил:

— Не подумай только, что мы берем ее на случай несчастья. Несчастья быть не может. Она нам пригодится при отлучках из лагеря.

В этой фразе сказался весь Иванов. Безграничная преданность своему делу и твердая уверенность в победе — вот что ведет его к героическим подвигам.

На долю Серафима Иванова выпала честь впервые в истории человечества связать Москву с бортом флагманского корабля, стартовавшего 22 мая с острова Рудольфа на Северный полюс, В эти часы к его сообщениям чутко прислушивались все полярные радиостанции. Они принимали сигналы летящего самолета, следили за ним вплоть до 88-й параллели и через радиоцентр на Диксоне передавали в Москву.

А когда Михаил Водопьянов совершил блестящую посадку4 и районе Северного полюса, через несколько часов уже вступила в строй радиостанция Эрнеста Кренкеля. Она продолжила работу радиостанции флагманского корабля, и Серафим Иванов, как и в незабываемые дни челюскинской эпопеи, стал ближайшим помощником своего старого друга Кренкеля.

  • *

В памятный день 22 марта, скрываясь в кабине самолета Н-170, Серафим Иванов крикнул:

— До скорой встречи!

Эта встреча уже наступила. Ровно черев два месяца Москва беседует в эфире с отважными сынами нашей родины, завоевавшими сердце Арктики.

Это новая и самая славная встреча.

Ю. Добряков

7