Страница:Радиофронт 1937 г. №12.djvu/6

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ВСТРЕЧИ

Л. Шахнарович

В РЕДАКЦИИ

16 марта. О дне полета не было еще известно. Ясно было одно: полет состоится с наступлением благоприятной погоды, и это дело ближайших дней.

В штабе этой необычной экспедиции работа была закончена, люди были во всеоружии, и все ждали:

— Когда полет?

В один из этих напряженных дней Эрнест Кренкель пришел к нам в редакцию. Он был активным участником радиолюбительского совещания, которое обсуждало коротковолновые дела, перспективы этого движения.

Этот большой, знатный человек, участник небывалой в мире экспедиции, занятый накануне полета десятками забот, — вместе со всеми обсуждал будничные вопросы. Он радовался каждом'^ успеху советских коротковолновиков, возмущался пренебрежительным отношением многих осоавиахимовскнх оо- ганизаций к коротким волнам.

Эрнест Теодорович был в курсе всех событий на коротковолновом фронте. По каждому вопросу, поставленному на совещании, он находил удачное предложение, давал деловые советы.

Кренкель горячо обрушился на Ф. Бурдейного, представителя ЦСКВ, который пролепетал на совещании что-то невнятное.

— Вы представитель, а не коротковолновик, — заявил Кренкель.

На следующий день Эрнест Теодорович позвонил в

редакцию и просил принять от него КУБ-4 в качестве премии за связь с Северным полюсом.

— Пусть моя премия стимулирует работу в эфире, а на общее дело не жалко.

В Б. ХАРИТОНЬЕВСКОМ ПЕРЕУЛКЕ

21 марта. Было предположение, что на рассвете удастся вылететь по намеченному маршруту.

Эрнест Теодорович принял работников нашей редакции у себя дома в Большом Харитоньевском переулке. Он показал нам гору атрибутов, заполнивших всю его квартиру.

— Все это — мое «летнее обмундирование», — смеется Кренкель.

Нас поразили тогда невообразимые сапоги гигантских размеров, большая меховая шапка, напоминающая целую медвежью шкуру.

— Ну, хватит разглядывать, — говорит Кренкель, — давайте о деле. Что вы думаете дальше делать с коротковолновыми делами?

Мы ему рассказали о плане, он одобрил и добавил:

— Только не остывайте, действуйте напористо.

Вместе с Кренкелем мы разработали условия проведения соревнования коротковолновиков с Северным полюсом.

Эрнест Теодорович познакомил нас с радиооборудованием экспедиции. Обо всем он говорил с восхищением. В тоне и словах не было и намека на трудности полета, на сложность зимовки. Оп не сомневался в успехе.

И мы радовались вместе с ним.

За Кренкелем пришла машина — его вызывали на аэродром. И до последней минуты он говорил о наших редакционных делах, о коротковолновой связи, о радиолюбительстве.

Предположение оказалось верным: на следующее утро Эрнест Теодорович прощался на аэродроме с родными и знакомыми. После полудня машины увезли нашего хорошего друга, друга всех советских радиолюбителей, в еще один дальний победный путь.

И мы думали, что теперь не скоро нам придется получить весточку от Кренкеля.

Получилось иначе. Он и в пути, в этом серьезном и большом пути, не забывал о радиолюбителях. С о. Рудольфа Эрнест Теодорович прислал телеграмму. Он спрашивал, как идут дела, что делает ЦС Осоавиахима, и не нужна ли нам его помощь. И снова напоминал о том, что хочет с полюса держать связь с коротковолновиками.

  • *

Теперь полюс завоеван. Уверенность и твердость Эрнеста Теодоровича оправдались. Скоро мы опять встретимся с Кренкелем.

На этот раз в эфире.