Страница:Радиофронт 1937 г. №15.djvu/16

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Встреча с А. Ритсландом

Штурмана корабля Н-174, пилотируемого Г ероем Советского союза Молоковым — Рит- сланда мы встретили в Управлении полярной авиации Глав- севморпути.

Он рассказал о своей работе во время перелета на Северный полюс.

— После продолжительной подготовки, о которой все знают из газет, мы 22 мая снялись и полетели.

Летели мы все строем. В полете держали связь с флагманским кораблем Водопьянова на котором работал штурман-радист Иванов. Для этой связи мы пользовались у.к.в. радиостанциями, имевшимися на всех самолетах.

Вся связь была у нас организована четко. Флагман принимал всю внешнюю информацию — сводки о погоде, радиограммы, приветствия, и передавал ее по кораблям, пользуясь своей у.к.в. рацией.

Чтобы не было путаницы в эфире, мы работали по расписанию: в определенные часы,

выделенные каждому кораблю, мы слушали флагмана и в определенные же часы мы могли давать передачу.

Однако передатчиком я не пользовался, так как передавать нам разрешалось только в том случае, если бы самолеты разошлись, потеряли флагмана. Но так как этого с нашим Н-171, благодаря Молокову, ие случилось, то и работать ие пришлось. Я ограничился тем, что в самом начале полета проверил, — ие знаю который раз, — работу своей рации.

Рации каждого самолета была присвоена определенная вол- 1 на и к рации каждого самолета вдоль маршрута полета были прикреплены радиостанции, следившие за самолетом на указанной волне,

В полете за мной, например, поочередно следили: рации

Главсевморпути в Москве, в Архангельске, на о. Диксон, рации в бухте Варнека и залива Благополучия.

С флагманом держали связь: мощная рация на о. Рудольфа <.н главные радиостанции Со- юза.

Я ограничивался связью с флагманом на v.kjb., которые давали надежную, хорошую связь.

Идя по меридиану, начиная от Новой Земли и до о. Рудольфа, я принимал сигналы радиомаяка мыса Желания, который работал на пеленг. Это давало возможность определять положение нашего корабля иа меридиане.

Маяк, передававший сигналы для пеленга, был слышен устойчиво, громкость была г-8.

Начттая от Новой Земли, я слушал маяк о. Рудольфа, который давал направленную передачу (зону), в южном направлении для полета, слышен он был хуже (г-6), так kjlk передача в каждом направлении шла через архипелаг земли Франца-Иосифа. Повидимому возвышенности архипелага поглощали часть воли.

В полете от о. Рудольфа до полюса работал сменивший меня радист Стромилов. Он держал связь с о. Рудольфа и

о. Диксон.

Когда мы находились посередине между о. Рудольфа и Северным полюсом, Стромилов связался с Кренкелем, который был на флагмане и прилетел первым на полюс.

Кренкель вел передачу уже из своего «ледяного дома», в котором была установлена его рация.

Вскоре, подлетая к полюсу, мы сообщили, что уже видим лагерь. Эрнест Теодорович шутя ответил, что мы опоздали со своим сообщением — они уже раньше заметили нас.

После Кренкеля к микрофону подошел Водопьянов, который сообщил нам условия посадки: в какую сторону садиться, где у них на льду разложено посадочное «Т», где границы созданного впервые в мире аэродрома «Северный полюс».

Как известно, посадка прошла благополучно.

Маяк о. Рудольфа был слышен до самого полюса г-4—5.

Кренкеля тоже слышали хорошо.

Пока мы были на полюсе, было очень много работы: распоряжения и запросы правительственной комиссии по перелету, телеграммы, поздравления, сводки о погоде — сыпались беспрерывно круглые сутки. Мы дежурили на рации Иванова (на флагмане) и на нашей аварийной рации по 12 часов круглые сутки.

Кроме того мы держали связь с Мазуруком, о. Диксон и другими по телеграфу и телефону.

На обратном пути связь шла тем же порядком, что и при полете на полюс. Наша советская радиоаппаратура показала блестящее качество. Связь была во все время похода прекрасной. Аппаратура работала безотказно и не капризничала.

То, что иногда связь на коротких волнах не удавалась, — знают все. Виной этому явились особые условия севера: близость магнитного полюса и сильная солнечная радиация очень мешали связи.

  • *

— Вот, собственно, и все, больше рассказывать как будто нечего, — закончил свой рассказ Алексей Алексеевич Рите- ланд орденоносный штурман, участник беспримерного исторического похода на полюс, простой и сердечный человек.

— Еще одно, — поспешил добавить Ритслаид, когда мы прощались, — передайте через ваш журнал мой горячий привет всем коротковолновикам, проводившим бессонные ночи в дежурстве, пока .мы летели, и людям радиопромышленности, которые создали замечательную радиоаппаратуру.

Коротковолновики оказывают в таких перелетах неоценимые услуги.

К. Лоренц