Страница:Радиофронт 1937 г. №21.djvu/22

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Ю. ДОБРЯКОВ

В этой комнате все осталось, без перемен. Пушистым ковром распласталась ка полу шкура белого медведя, убитого хозяином на

одной из ПОЛЯРНЫХ ЗИМОВОК'.

На письменном столе открыта недочитанная книга...

И все-тики обитатель комнаты уже давно не заходил сюда и не перебирал пожелтевших карточек далеких стране mini и путешествий.

Об этом красноречиво говорит волнующая радиограмма, датированная 1Ь сентября: «Сегодня слушал по радио твой голос. С нетерпением ожидаю письма. Отмечаю полгода со дня моего вылета из Москвы».

К радиограммам этого человека чутко прислушивается весь мир. Его портреты украшают страницы советской и иностранной прессы. Выглядит он на них широкоплечим, мужественным и улыбающимся, — таким, каков он н есть на самом деле.

Этот человек — Эрнест Кренкель. С тремя отважными товарищами он живет и работает там. где иикоКа еще но Жил ни одни человек. На дрейфующей льдине в районе Северного по- i люса, в черной палатке, об- | ложенной глыбами льда, уста- ! новлена его знаменитая радиостанция. «У полюса» — называется она.

Уже полгала, как Кренкеля нет в Москве. Но в тихом Харитоньевском переулке знают о всех его мыслях, о всех делах и поступках. Сюда чуть ли не ежедневно приходят радиограммы из Арктики, подписанные дорогим именем — «Эрнест». Наталья Петровна Кренкель, жена и друг полярного га- I

диета, бережно хранит эти драгоценные письма, выстуканные лаконичным языком телеграфа. Нз этих писем встает замечательный облик советского полярника, героического сына ввииксуо народа, до последней капли крови преданного своей родине.

И к I ль—авгу ст. На п олю сс— оттепель. Четверо зимовщиков переживают трудные дни. Лужр талого льда ежесекундно грозят спокойствию ледового лагеря. Они коварно подтачивают стены ледяных жилищ, угрожают запасам продовольствия, горючему, аппаратуре...

Тогда зимовщики, по колено в воде, возводят деревянные помосты, защищают свое хозяйство, восстанавли- . вают разрушенные очаги.

В эти напряженные дпн Кренкель попрежнему весел, он шутит и дружески посмеивается над товарищами.

Он пишет о необычайной зг1- паг.швости Папанина, кото- 1

а

рый даже «веревочке не даст пропасть даром», об усердии Ширшова, пытающегося оббить глубину мэрского дна, о восторге Федорова, впервые увидавшего над полюсом «пернатое существо». Л в безветренные дни, когда вотряк бездейст- гх от и энергию для радиостанции приходится брать от ручного привода, Кренкель оптимистически шск.ти- цает: «Сегодня радиограмму тебе выкручивал Папанин!»

— Он всегда так- — жалуется Наталья Петровна, — Ни слова о своих лишениях и тысячи вопросов о здоровье детей. Никогда не узнаешь, когда, ему приходится плохо, когда он нуждается в поддержке...

Вспоминается случай на островах Каменева... Два го- - да подряд зимовал Крендель на мысе Оловянном вдвоем с метеорологом Мехрег.ьги- ным и точно так а;е слал на Большую Землю потные добродушного юмора н не-

Самолеты прилетели в Нарьян-Мар. На первом плане — Эрнест Кренкель

21