Страница:Радиофронт 1937 г. №22.djvu/27

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Хорошо помню, что на броненосце «Синоп», предоставленном для опытов Попову, еще не было ни приемных, ни передающих катушек для замкнутых контуров в законченном исполнении. Каркасы катушек были деревянные, только что изготовленные из сухой березы, даже без окраски или лакировки. На каркасах была намотана голая проволока для приемных резонаторов или в толстой резиновой изоляции — для передающих вибраторов.

Приемный- резонатор настраивался на слух, — на максимум громкости изменением самоиндукции катушки с помощью подвижного контакта.

Настройки передающих станций производились при помощи изменения емкости замкнутого контура и варьирования удлинительной катушки антенны. А. С., не имея никаких измерительных приборов для настройки (например, тепловых антенных амперметров), все же умудрялся настраивать передатчик на максимум свечения конца антенны, что обычно производилось в темные, безлунные ночи.

Для опытов гю связи между Тендрой и Одессой Л. С. распорядился применить открытою схемы, без настройки как для передатчика, так и для приёмника. Воспользовавшись «оказией» (помню, это была канонерская лодка «Донец»), Попов, взяв меня со своей группой работников, отправился на Тендров- ский маяк, где распорядился надставить бамбуком имевшуюся антенну и улучшить заземление, добавив несколько цинковых листов, присоединенных к имевшемуся ранее заземлению.

Был отрегулирован передатчик на несколько усиленную мощность, для чего увеличили напряжение аккумуляторной батареи. На маяке стояли катушки Румкорфа, работы Дюкретэ, с его же моторным прерывателем. В качестве вибратора применялся разрядник, состоявший из двух массивных латунных шаров разного диаметра: к земле — большего диаметра, к антенне — меньшего (около 15—20 мм). Передающая установка была окончательно опробована на связь с уходившим из Тендры каким-то военным кораблем, и все сказалось исправным. Получив окончательные инструкции и расписание работ одесской и тендеровской установок, я отправился в Одессу для производства опытов.

[{ сожалению, довести эти опыты до удачного окончания не удалось. Вследствие своей постоянной загруженности А. С. должен был постоянно отвлекаться от этих экспериментов, а в первые два испытания связь оказалась неудачной: слышны были лишь признаки работы тендровского передатчика, одесский же передатчик на Те,ядре слышен не был.

Я хорошо номшо Александра Степановича в этот период его деятельности (лето 1901 года).

Небольшого роста, среднего сложения, скорее сухощавого, со слегка прищуренными глазами, — А. С. представлял довольно характерную фигуру.

Ходил он как-то сутулясь и слегка выдвигая голову вперед, почему получалось впечатление взгляда исподлобья. Производил он впечатление медлительного и вялого человека, в то время как в действительности выглядел так по шшей рассеянности и привычке к самоуглублению.

При обдумывании каких-либо серьезных вопросов он имел привычку пощипывать и крутить свою редкую бородку, наклонив несколько голову вниз и прищурив глаза.

При разговоре со мной, человеком, стоявшим значительно ниже его как в служебном, так и в житейском отношении, А. С. был в высшей степени терпелив, вежлив и деликатен и производил впечатление очень доброго человека. „

Увидеться с ним вновь мне удалось лишь в 1903 г., когда, будучи в Петербурге, я зашел к нему в Электротехнический институт на Песочную улицу. Мне удалось лишь немного поговорить с ним и узнать о состоянии и успехах его опытов по беспроволочному телеграфированию. Больше встречаться с Л. С. мне не пришлось, и вместе со всеми почитавшими его гений и уважавшими его как человека и гражданина я услышал печальную весть об его смерти в 1905 году.

В конце лета 1901 г. А. С. вместе с

П. Н. Рыбкиным, установил беспроволочную связь между Таганрогом и Ростовом на расстоянии около 8 км — для нужд коммерческого судоходства.

Осенью 1901 г. А. С. был приглашен на должность профессора в Электротехнический институт.

5 июля 1903 г. А. С. Попов последний раз принимал личное участие в опытах на судах учебно-минного отряда, где последнее время и были сосредоточены главным образом все опыты и испытания новых образцов.

В этот день решено было испытать на дальность работы радиостанции последней модели и Л. С. пошел на минном крейсере «Посадник», державшем связь с береговой станцией на Финском побережье. Опыты дали хорошие результаты, связь удалось держать на расстоянии свыше 120 км при пишущем приеме на телеграфную ленту, т. е. па такое расстояние, которое до того времени достигалось лишь при слуховом приеме.

Урывками Л. С. продолжает работать над когерером для слухового и телеграфного приема, а также находит возможность заняться беспроволочным телефонированием, руководя работами молодого физика Лифшица.

Как ни старался Попов развернуть радиостроительство и оборудование военных кораблей, как ни доказывал он необходимость вести это дело более широко, не жался средств, косность и обычная недальновидность морского ведомства сделали свое и война 1904 года застала как флот, так и, тем более, армию в части снабжения аппаратурой беспроволочной связи в крайне печальном состоянии.

Начались лихорадочные поиски готовой аппаратуры. С фирмой Маркони дело не вышло, так как она заломила колоссальные цены и не давала необходимых гарантий. Пришлось обратиться к немецкой фирме «Телефункен», которая и начала доставлять в Кронштадт радиотелеграфное оборудование для спешного вооружения дальневосточной эскадры.

«Радиофронт» № 22

25