Страница:Радио всем 1926 г. №04.djvu/3

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ч

ЖУРНАЛ ОБЩЕСТВА Д|РУЗЕЙ РАДИО С. С. С. Р.

„RADIO VSEM“—Revuo de la Societo de Amikoj de Radio de USSR—„RADIO VSEM“

РАДИО В КЛАССОВОЙ БОРЬБЕ

Не так давно волны советских радиостанций как бы не замечались в капиталистических странах Запада. Если иногда в специальных изданиях и эсперантист- ских журналах проскальзывали отдельные сведения о работе московской станции им. Коминтерна, о ее программах, то они все же не находили отклика в общей буржуазной печати. Советское радио замалчивалось. В программах, помещаемых как в специальных журналах, так и в общей печати Запада, либо не упоминалось о советских широковещательных станциях, либо нарочито длина волны Коминтерна указывалась совершенно иная, чтобы ввести в заблуждение тех, кто пытается слушать эту станцию.

Все же московскую передачу принимали многие радиолюбители. Некоторые из них сообщали о впечатлениях от советской радиопередачи. Но пока среди слушающих не нашлись рабочие, никто в Западной Европе не кричал об опасности, о „большевистском радиовещании". Считалось очевидным, что буржуазный радиолюбитель, даже слушающий передачу советских радиостанций, не принесет вреда своему классу, останется ему верен.

Но несколько месяцев тому назад положение резко изменилось. В Европе, в первую очередь в Германии, появились рабочие-радиолюбители. На выставке в Лейпциге германский рабочий радиоклуб бып уже представлен, как новая, появившаяся в области радио, сила. Рабочие радиолюбители захотели слушать Москву. В рабочих клубах и у отдельных рабочих радис-любителей начал проявляться большой интерес к той передаче, которая производится станцией им. Коминтерна. Это тем более просто, что волна, которою работает наша станция, 1450 метров, довольно близко подходит к мощным широковещательным станциям Германии и Англии, на которые рассчитаны приемники у многих германских радиолюбителей. Пока слушали не рабочие, пока лишь из-за любопытства, из-за технической проверки буржуазные радиолюбители ловили Москву в числе других широковещательных станций, чувство тревоги не появлялось в капиталистической печати. Но рабочие радиолюбители, слушающие Москву,—это уже опасность!..

Прежде всего против этой „опасности" были применены старые испытанные способы, употребляющиеся западной социал-

демократией — пропаганда „гражданского радио-мира". Высказывалось, что в области радио не существует-де „враждующих братьев". Классовое различие, классовая борьба чужды этой области, призванной обслуживать общечеловеческие культурные цели. В таком духе говорил на октябрьской прошлогодней Лейпцигской выставке рабочих радиолюбителей статс-секретарь д-р Бредов.—„Разве существуют, в самом деле, буржуазные и пролетарские люди и неужели люди не могут об‘единиться? Разве не существуют только люди?“ Так говорил д-р Бредов, ожидая и надеясь, что „скорее будет найдена объединяющая формула между радио-обществом (буржуазным) и рабочим- радиоклубом..."

Нужно отдать справедливость, что в этой речи д-р Бредов подчеркнул достижения, которые были сделаны рабочими радиолюбителями, с материальными жертвами и любовью создавшими свою выставку. Но дело, конечно, не в этом признании, которое вызывалось самим фактом возникновения рабочего радиолюбительского движения. Дело не в личном „любовном" отношении и в личных качествах д-ра Бредова—чрезвычайно популярного техника в Германии. Он вынужден бып говорить устами своего класса. Он вынужден был поэтому призвать германских рабочих радиолюбителей к тому об'единению с буржуазными любительскими организациями, которое обрекло бы пролетарское радиолюбительство на поглощение более опытным, материально более сильным классовым противником. Отсюда призывы к примирению, к забвению классэзых различий, обращение „к общечеловеческим чувствам".

Но проходит некоторое время, как на Западе, так и в Советском Союзе поднимается вопрос о создании международного об‘единения рабоче-крестьянских радиолюбителей. Рабочие все больше слушают Москву. Наши, хотя и скромные, программы их интересуют гораздо больше, нежели передачи германских и английских станций. Сказывается классовая природа слушателя. Московскую передачу считает он своею и, несмотря на незнание языка, он принимает ее с захватывающим интересом. Это уже прямая опасность. Замалчивать дальше нельзя. Буржуазнок печати приходится говорить, приходится кричать „о красном широковещании",

„о большевизации" посредством его. Как в германской, так и в английской печати помещаются корреспонденции с призывами к правительству создать охрану „против новой формы активности, проявленной Москвой". Эти призывы и предупреждения об опасности сопровождаются обычными измышлениями. Московские передачи,—говорит „Локаль Анцейгер"....— „будут производиться согласно предписа- нияКоминтерна".Станция им. Коминтерна, таким образом, превращается уже в тот страшный Коминтерн, который в тяжком сне видится германскому и английскому буржуа. Начинается поэтому переход от замалчивания, от попытки „умиротворения" к прямой атаке на рабочее радиолюбительство. Радио, как оружие в классовом воспитании и в классовой борьбе, признается теперь во всеуслышание. Обсахаренная проповедь радио-мираи радиолюбви между пролетарским и буржуазным радиолюбительством заменяется прямым, откровенным призывом: „бей его!" Недаром тот же „Локаль Анцейгер" обращает внимание правительства, что в Германии имеется сеть радиостанций для приема Москвы. Недаром приводятся громкие фразы о „большевизации" посредством радио. На очереди, очевидно, поход против рабочего радиолюбительства. „Радиофашизм" будет естественным дополнением общего фашистского похода на рабочее движение.

Отзвуки похода на рабочие организации. вздумавшие использовать радио для своего классового воспитания с быстротой радио-волн, перекинулось в опору капитализма—Америку. Пока радиопередатчики имелись там лишь у буржуазных кругов, пока широковещательные crai - ции. исчисляющиеся сотнями, находились в руках различных кампаний, использующих их в рекламных целях- до тех пор все обстояло благополучно в этом лучшем из капиталистических миров. Но стоило только Отделу Федерации Труда в Чикаго собрать деньги для постройки собственной широковещательной станции, которая должна была передавать программы культурно-просветительного характера, как вдруг в эфире С. Ш. С. А. нехватидо места и. как говорят телеграммы, министр торговли отклонил ходатайство федерации о лицензии на широковещательную станцию по такому мотиву: „в настоящее время нет свободной длины волн, и я не