Страница:Радио всем 1927 г. №12.djvu/6

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


276

ЕЗШ

...„Пусть опера и прекрасная вещь, но радиослушателям окраин Советского союза транслировать ее совершенно не нужно,.ибо она только раздражает слушателя, который ее никогда не слышит с начала и не дослушивает до конца. К нему опера долетает в виде большой кучи бесконечно скучных, то громких, то тихих мотивов и завываний. Вечера трансляций оперы через станцию им. „Коминтерна" потеряны для слушателей окраин Советского союза, любящих больше всего эту станцию.

Опера по своему содержанию (идеологическому и художественному), совершенно непонятна и главным образом чужда, крестьянину, какой угодно республики без сомнения и большинству рабочих всех республик. Да это и понятно, ибо, создавая оперу, ее мастера совершенно не ориентировались на ту аудиторию, которой теперь стремятся навязать ее через станцию им. „Коминтерна"...

Дальше тов. Гальперина -рекомендует „учесть, откуда получаются эти проси'.. | •о трансляции оперы".

А за одно, не ограничиваясь оперой, ударяет и по другой части музпрограм- мы — ударяет сильно:

...„К числу материалов, передачу которых надо будет через станцию им. Коминтерна прекратить, относятся вечера танцев. Не знаю, найдутся ли подходящие ус . овин для

' танцев в иных республиках (за исключением центра), что же касается Украины, то надо сказать, что тан- девать перед репродуктором у нас негде. Клубы у нас такие, что необходимейшей клубной работы из-за отсутствия помещения проводить как следует невозможно, о сельбу- дах и хатах-читальнях и говорить не приходится. Да и кроме этого у нас танцы и не являются ни обязательным ни необходимым элементом клубных развлечений"...

А устроители вечеров, танцев, вероятно, представляют себе все клубные и др. помещения СССР огромными, залитыми электрическим светом.Прикоснуться к земле, к действительности; учесть крайнее разнообразие условий, учесть многогранность массы радиослушателей и, вместе с тем, не раствориться в разноречивых отзывах — такова задача составителей программ. И еще — они должны быть теснее связаны с общими культурными и политическими организациями, дающими установку на рабочую и крестьянскую массу не только в области радио.

Мы привели часть отзывов. Дискуссия должна быть повернута так, как нужно более расширенному кругу радиослушателей — по всей программе.

В одном из следующих журнала Редакция даст свой организованный откл

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ.

(Ответ В. Влюму.)

Трансляция оперы „организована" — под таким ироническим заголовком в 3Ne 8 журнала „Радио всем" помещен очередной выпад т. В. Блюма против культотдела „Радиопередачи". „Так ли? Действительно ли „организована?", вопрошающим абзацем начинается статья. „Непротивленчество", взгляд на культуру, как да нечто внеклассовое, „бес- нринциппость", „пропаганда заведомо отсталых вообще и классово чуждых

■ нам художественных форм- (кстати, неясно, чю здесь имеется в виду, опера отсталых форм или опера, как форма, вообще), ыузпояснення без критики, музыкально-тематические анализы „пи- этет" перед старой культурой и т. д. и т. д. — таковы смертные грехи, в которых обвиняется культотдел „Радиопередачи", а вместе с вим и „всевозможные" другие культотделы, вплоть до самого ЬЦСИС — на этот раз фронт

' нападения шире обычного.

Не беря на себя ответственности за работу других культотделов, (в чем они, Конечно, не нуждаются), в том числе и того, в котором работает сам т. Блюм, мы спросим нашего критика его же еле вами „Так ли? Соответствует ли написанное действительности? достаточно ли серьезно и обстоятельно ознакомился критик с трансляционной политикой культотдела „Радиопередачи"?

Смеем утверждать, — нет. Как и прежде часто бывало, критик недослышал и недоглядел. Выступая с открытым забралом против „всевозможных" культ- отделов, не мешало бы заглянуть в са- мук) „кухню" их работы, познакомиться хорошенько с их художествевно-ыето-

■ дическйми заданиями, да еще с теми сотнями писем с мест, которыми Оук-

' вально забрасывается ежедневно, на- 1 пример, культотдел „Радиопередачи". - Не' мешало бы. послушать трасляции,

• не-урывками поднося трубку к ушам,

• а .систематически, не все, конечно,' что, мы хорошо понимаем, немыслимо, .но

каждую данную с начала и до самого конца. Просвещенному' слушателю, быть может, и скучновато будет, в особенности слушать музиояснения, но тут уж ничего не поделаешь — положение обязывает. Общественному обвинителю полагается изучать материал детально и всесторонне. При наличии этих условий плюс объективность, мы убеждены твердо, н существо и тон критики были бы иными.

Трансляционное дело трудное, много труднее, чем концертное. В последнем культотдел сам себе хозяев и может вести определенную политику, за которую принимает на себя исчерпывающую ответственность. Трансляпии—дело другое. К общему нашему с критиком горю, нельзя транслировать того, что не идет. Репертуар же нашей акад. оперы ог, ави- чен, выбор не велик. Что делать? Может быть, скажет критик, совсем отказаться от трансляций? Но этого нам не позволяет ни ваша радиоаудитория (материалов на этот счет у нас больше, чем достаточно), ни мотивы принципиального характера. Гневно обрушиваясь на разных „Травиат", „Фаус ов“, „Онегиных" и „Салтанов" (характерно, кстати говоря, это смешение разнородного в одно), наш критик в сущности в тысячный раз поднимает давно уже решенный пролетарской общественностью вопрос о ценности старой художественной культуры. И едва ли стоит снова в 1001-й раз трепать его. Ни для кого не секрет, что Большой театр, эта, с точки зрения критика, одна из цитаделей „всяческой немощи и отсталости", не есть нечто только терпимое в качестве неизбежного, а ценность, бережно хранимая сов. властью, массами же (и далеко не только мещанскими) еще и горячо любимая. Тяга в Большой театр— бытовое явление, и на заводе, и на рабфаке, не менее чем в среде-„бывших людей". Небезынтересно-по этому поводу еще раз вспомнить, как относился Владимир Ильич к старой культуре

вообще, к театрам в частности. В беседе с К. К. Цеткин В. И. как-то говорил, что красивое нужно сохранить, взять его, как образец, исходить из него, даже если оно старое". Тов. Луначарский свидетельствует, что Владимир Ильич боялся „что мы, отбросив ценное в наследии буржуазии, начнем выдумывать свое". А тов. Лепешин- ский в своей книге „На повороте" вспоминает, как зимой 1919 г. был поднят вопрос об отоплении Гос. театра и как в момент, когда оперному театру грозило закрытие, Владимир Ильич сказал: „Тов. Галкин имеет несколько наивное представление о роли и назначении театров. Театр нужен не столько для пропаганды,' сколько для отдыха работников от повседневной работы. И наследство от буржуазного искусства нам еще рано сдавать в архив". „Театры были спасены", заканчивает изложение этого эпизода тов. Лепешинский, и жизнь показала, что правы не „боль не ниспровергатели", которых так боялся Ильич, а именно он, а вместе с ним те десятки тысяч трудящихся, которые наполняют залы ГАВТ, Экспериментального театра и районной оперы, от нас же настойчиво требуют трансляций.

Овладеть старой культурой, ее техникой и мастерством — естественное желание пролетариата. И мы, культработники „Радиопередачи", своими трансляциями вносим лишь посильную лепту в это дело овладения им старым художественным материалом. Дается ли .послед без разбора? Нет, тому есть опять документальные свидетельства, (протоколы, положения н юр.). Из репертуара, конечно, не выскочишь, но при выборе той или иной оперы из него культотдел руководствуется целой суммой моментов — идеологией, художественной ценностью, качеством обслуживающих ее сил, заявками с мест и т. д. и т. д. По точному подсчету из всего багажа акад. театров транслировалось 27 опер (это далеко не все). Кстати говоря, то же „непротивленчество" репертуару ведь проявляет и та широковещательная организация, культли- нией которой руководит наш критик (пример „Богема" с его же пояснениями).

Музпояевения без критики ставятся нам в вину. Опять неверно. Критика, и идеологическая и художественная вместе с классовой установкой дается также, на то имеются в культотделе документальные доказательства; строить же все пояс: ение в стиле всеуничтожа- ющего критиканства—задача не отвечающая, ни существу дела, ни самому факту трансляции. Нельзя же в самом деле занимать слушателя радиопарадоксами вроде показа оперы, как образца того, чем не следует его кормить.

Дружным приветственным хором с мест встречено было введение в пояснение опер музыкально-тематического анализа, как ключа к действительному пониманию и овладению музыкальным произведением. Первое и совсем одинокое слово оппозиции по этому поводу прозвучало в устах нашего критика. Этот анализ в глазах последнего лишь усиливает пропаганду „отсталости и мещанства". Но стоит ли спорить здесь по существу вопроса? Логическая линия огшояевта ясна. Все дело в исходном пункте: культурные ценности или „отсталость и мещанство".

Не будем останавливаться на частностях и мелочах, вроде упрека, что мы произносим „без малейшего сопротивления" (!) титулы „академический", „заслуженный", „народный". Общеизвестно, за что и как даются эти „титулы". Наше ,, сопротив л ение" тому ио радио