Страница:Радио всем 1928 г. №05.djvu/8

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ПРОГУЛКА ПО ПЕЧАТИ.

Не допустите печали.

„Радио-радость"—озаглавлена заметка в сталинградской „Крестьянской правде". И впрямь радость, хотя н дорого стоящая. Старогригорьевцы за 450 руб. приобрели на общественные средства приемник. Изба-читальня переполнена народом. Успех огромный. Организован кружок ОДР в 35 человек.

Но. недостаточно установить, пустить в ход. Нужно, чтобы ни па один день в году установка не выходила из строя. Держись, сталинградская организация ОДР. Не растеряй новых членов общества, не допусти, чтобы с трудом устроенное пошло прахом. Иначе придется читать другую заметку — „Радио-печаль"...

На „Горячем Ключе” прохладно.

Краснодарское „Красное внамя" меланхолически заканчивает заметку о радиофикации района „Горячий Ключ":

„На работу общества любителей радио необходимо обратить внимание. Такое общество у иас организовано, но почему-то не работает"—

Когда говорят—„трансляция организована", то это еще не значит, что есть организованность в трансляции. Когда говорят — „общество организовано", то это еще не значит, что есть организованность. Дело познается по результатам.

А все же, почему не работает общество на „Горячем Ключе"? Не окатить ли для встряски холодной водичкой?

Это еще благодать...

— Слишком убогенький радиоотдел магазина „Госшвеймашина", — говорит таганрогское „Красное знамя". — „Кроме сухих батарей, конденсаторов, ламп и репродукторов, в нем почта яичего нет"... Это еще благодать. Обычно, кроме полок, на которых предлагают париться радиолюбителю, „почти ничего нет".

Одни заряжают—другие разрядились!

Смоленский „Рабочий путь" приводит две умилительные радиокартинки. В Ро- славле местком совторгслужащих при ДРК уже полгода заряжает аккумулятор к своему приемнику. Очевидно, хочет набрать столько энергии, чтобы хватило для всего месткома, а не только для приемника.

Иначе поступил в Ярцеве почтовый работник Иванов. Он брал из Красного уголка почты аккумуляторы, чтобы заряжаться самому. И... аккумуляторы „затерялись". Подлинное радио-чудо. В эфире расплываются не только радио-волны, но и свинцовые пластины аккумуляторов.

В тесноте и обиде.

„Новости радио" на простыне описывает „Радиовещание В Киевщине". И, между прочим, говорит: „Радиовещательная работа Окрпрофсовета развивается, и уже сейчас ощущается „теснота" в смысле увязки работы с „Радиопередачей"...

Сказано тонко, хотя и напечатано толстыми буквами. Кто кого теснит и кто кого вытеснит?

— „Скамейка-то, ведь, только для двоих", — сказал грузный окрпрофсове- товский пассажир, выпирая щупленькую „Радиопередачу" на краешек вагонного сидения скорого радиопоезда.

Лучше во-время, чем поздно.

В тех же „Новостях радио" находим плевок в прошлое „Радиопередачи". „Существовавшее в Киеве отделение „Радиопередачи",— говорится там,— все время болело „малокровием". В самый же разгар радиолюбительства (осень 1927 г.) „Радиопередача* передала свои функции, а вместе с иими и пустые полки, „Госшвеймашине".

„ШУТНИК И".

Завелись они в Госшвеймашине, не унывают, ничем не смущаются, все обращают в шутку—даже занятие свое радиоторговлей.

Окатят, к примеру, холодной водой покупателя, ошпарят его после этого крутым кипятком, поводят за иос, повертят им, точно настраивая приемник, накалят свыше всякой меры и, затем, мило улыбнуншись, скажут:—да мы же только пошутили...

Шутники впрямь. Разно можно всерьез производить жесточайшее испытание над радиолюбителем, по ошибке зашедшим sa покупкой приборов в магазин Госшвеймапшны.

Конечно, зашедший виноват; виноват уж тем, что легкомысленно спрашивает радиоаппаратуру и детали там, где их никогда нет. Конечно, следует пошутить над таким наивным человеком. Но вое же полегче, покультурнее, отбросив приемы, свойственные персонажам Островского...

Груда скорбных листков—писем, заметок, написанных теми, кто терпит во

имя твое—Радио, кто проводит бессонные ночи, отыскивая способы сделать что-то из ничего, кто испытывает на себе «шуточки», откалываемые радио- купечестном...

В старое время одному оптовому торговцу понадобилась ложка меду для лечебных целей. Посланный за медом приказчик спрашивает хозяина—полфунта прикажете?—Как, я, оптовик, буду с полфунтом пачкаться,—возмутился купец,—бери бочку...

В наше время вы приходите в Краснодаре к Госшвеймашине. Нужен антенный канатик 40—50 метрон.—Только всего, такую мелочь, величественно «шутит» завмаг—продаем только целой бухтой. Ретируетесь—бухту вам не одолеть. На другой день вы делаете вылазку насчет проволоки 0,5, целая бухта которой вами подмечена—на окне. Занмаг и приказчик, зевал от скуки, спрашивают—сколько.—Двести грамм. Некогда отматывать... Набравшись отчаянной храбрости, вы замечаете:—Да, ведь оба вы ничего не делаете.—Как

Сказано хорошо, метко, но только и» во-время. Не спохватятся ли через год: руководители „Радиопередачи" по поводу „малокровия" и „пустых полок" в радиовещании? Лучше сказать самим вовремя.

Плач на реках нижегородских.

„Нижегородская коммуна" рыдает,, описывая постановку радиовещания в городе.

— „Программа явно уклоняется в сухой академизм... со стороны отдельных докладчиков следует желать хоть немного культурности... Радиовещание требует немедленного и серьезного внимания"...

Только ли к Нижнему относятся эти слова?

И повыше бынает такое же положение.

„Как ныне сбирается вещий Олег**..-

И не только собирается, во и производит уже иабег иа радиовещание в Самарканде. Опнсаиие этого найдем в „Правде Востока" (Ташкент).

Передаётся одна официалыцява, депеши... Так называемые вечера классиков по меньшей мере можно назвать белибердой... Программы составляются на. месте по прибытии артистов".-

Такова грустная повесть о разгроме- благих намерений по радиовещанию. Таконо „качество продукции".

Не л^чше и со средствами. Целевые- сборы должны направляться во все республики Союза, в том числе н в Узбекистан. Очевидно этого нет, так как... „Артистам и певцам платили обещаниями и расписками"...

А в Москве широковещательные витии говорят о „Всесоюзном охвате".

Немножко арифметики.

Описывая диспут о радиовещании ь> Политехническом музее, „Рабочая Москва" заканчивает: „Послушать заключительное слово тов. Бердникова осталось.

не делаем—отчет составляем... Проходит десять дней и обнаруживается: отчет еще не составлен, проволока не- размотана. Но, может быть, так много тонара, так много покупателей, что в, самом деле приходится продавать только оптом—бочкой, бухтой. Как раз происходит обратное—деталей нет, нет монтажного материала, но зато есть в; избытке... прейскуранты, ценою в 20 копеек. Шутники, право!..

По географии, а еще точнее по указателю железных дорог, выходит, что, едучи из Москвы в Саратов, никак по- дороге нельзя попасть в Самару. Но Госшвеймашине все можно. Саратовское отделение Госшвеймапшны получает радиоаппаратуру от Самары, а не- Москвы. А кто платит за лишнюю перевозку, перегрузку; кто расплачивается своими боками? Все тот же саратовский, а может быть н самарский радиолюбитель — «кадровой радиомуче- шш>, как пишется в одном письме. Но, конечно, это делается пе в серьез; по- шутить-то, ведь, нужпо?..

Тщательнее псего изучается железнодорожный транспорт на Госшвеймаши-