Страница:Радио всем 1928 г. №08.djvu/6

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


194

Ради о Фантастический роман В. Эфф.

Вместо предисловия.

ВЗРЫВ.

Этот вечер надолго врезался мне в память...

Косые струн мелкого весеннего дождя стекали извилистыми ручейками но запотевшим стеклам трамвайного вагона. Ежеминутно останавливаясь, вагой медленно огибал площадь Дзержинского, где рельсы сплетаются в сложный узел маршрутов, ловко распутываемый проворными стрелочницами.

Над фронтоном высокого здания стрелка часов двигалась к семи.

Сквозь дребезжащий звон торопливых трамваев, сквозь воющий голос автомобильной сирены я услышал пронзительный голос газетчика..,

— Газета „Вечерняя Москва"! Таинственный взрыв на Божедомке!.. Множество человеческих жертв!.. „Вечерняя Москва", пятачок номер.

За моей спиной кто-то насмешливо заметил:

— Ловкий народ газетэики... Чего только не выдумают? Вчера крушение скорого поезда, сегодня взрыв на Божедомке.

Я все-таки купил газету.

Взрыв не был выдумай газетчиком— на третьей странице, рядом с рецензией на новую фильму, я нашел маленькую заметку, скупо рассказывающую о случившемся: gfe

Вчера около 12 тасов ночи, в доме № 237 по старой Божедомке от невыясненных причин произошел взрыв, сильно разрушивший здание. Мещанская пожарная часть, срочно прибывшая на место взрыва, ликвидировала начавшийся пожар. Число потерпевших выясняется. Нельзя не отметить загадочности происшествия—дом № 237 являлся обыкновенным жилым домом; в доме не имелось никаких складов с огнеопасными продуктами. Следственными органами срочно производится дознание. И все. Никаких подробностей газета не сообщала.

Насколько мне известно, дознание не дало никаких результатов. Правда, несколько месяцев спустя, в судебных отчетах по делу о 14 английских шпионах встретилось упоминание об этом таинственном взрыве, но определенного обвинения никому предъявлено не было. Тайна осталась неразгаданной.

Та же „Вечерняя Москва" опубликовала через три дня после взрыва список

жертв, трупы которых были извлечены из пбд развалин. Однако, приэтом не было отмечено одно странное обстоятельство, являющееся, как я это знаю теперь, ключом к раскрытию тайны.

В списке жертв имелось три имепн:

Щур, Михаил Андреевич, 23 года,

Штольц, Елизавета Матвеевна, 19 лет.

Громов, Иван Александрович, 25 лет; эти имена никаким особым примечанием не были выделены из числа других имей. Между тем — я категорически это утверждаю — трупы этих лиц найдены не были.

Более того: их трупы и не могли быть найдены.

Причина проста — эти лица не погибли при взрыве... Их тайна мне известна.

До енх пор я не считал себя вправе предать эту тайну гласности и рассказать о событиях, странное сплетение которых началось именно со взрыва на Божедомке.

Теперь положение изменилось.

Вчера врач, у которого я несколько лет лечился от чахотки, сказал мие, отведя в сторону опущенный взгляд;

— Я не могу дольше скрывать от вас истину... Состояние вашего здоровья за последнее время настолько ухудшилось, что пужно быть готовым к наиболее неприятным осложнениям.

Мысль о смерти не была иовой для меня. Я давно примирился с нею — все равно ведь неизбежное должно случиться. И вопрос мой прозвучал совершенно бесстрастно н спокойно:

— Как вы думаете, доктор, сколько я еще могу прожить?

— Зачем ставить вопрос так остро,— ответил, не глядя на меня, врач. — Конечно, мы все смертны...

Я перебил его тоном, пе допускающим возражений:

— Я не ребенок, доктор... Но мое важно это знать.

Врач пожал плечами.

— Трудно, знаете ли, сказать точно. Может быть месяц, может быть полтора...

— Хорошо, доктор, этого мне хватит.

Покидая этот мир, я не оставляю после

себя пи жены, ни детей. Я оставляю тайну, которую не хочу унооить в могилу. Время, которое мне осталось прожить в нашем шумном, вечно спешащем мире, я использую для того, чтобы оставить человечеству правдивую летопись событий, достойных того, чтобы дать им название необычайных.

Может быть месяц, может быть полтора... Во всяком случае—времени хватит.

Мое предисловие кончено.

Г Л А В А I.

Test EU — NU.

Необыкновенная история началась более чем просто.

QST —официальный орган ARRL *) опубликовал „тэст" американских коротковолновиков с коротковолновиками

>) ARRL — American Radio Relay League — американская радиолига.

СССР. Особенностью таста была точно установленная длива волны, па которой должны были передаваться сообщения — полтора метра.

RK—8911 (а в просторечии — Михаил Андреевич Щур, комсомолец, особых примет не имеющий), прочитав сообщение, раздумчиво почесал в затылке.

— Вот тебе, бабушка, и Юрьев депь,— сказал ои, отбрасывая в сторону жур- пал. — Полтора метра — это, извиняюсь за выражение, но жук чихнул... Мой приемник того... для тэста, пожалуй, не подойдет.

Щур был один из тех радиолюбителей, которые слов па ветер не бросают.

На другой же день, воавращаясь со службы, он забежал к приятелю.

Иван Алоксапдровичь Громов, помимо обширных познаний в области радиотехники, отличался громадным ростом и чрезвычайно добродушным характером.

— Мухи но обидит, — говорит про него Щ>р.

Может быть, по контрасту — за Громовым укрепилось грозное прозвище: Вань- ка-Капн. Никто из приятелей не называл его ниаче. ,

— Здорово, Мишка, как делишки,— спросил Щура Ванька-Канн.

Щур пожал огромную ванькпну лапу.

— Что же? Дела — ничего. Я к тебе, брат, по делу...

— А что?

— Да вот приемник новый собираюсь делать. Ты о новом тэсте читал?

Ванька тряхнул головой.

— О полутораметровом? Читал, конечно...

— Ну, значит ясно. Понимаешь, я хочу принять участие, только приемник мой длд этого не годится. Ты дай мне схемку подходящую.

— Схемку? Это можно. Только вот что... Громов задумался. Щур молча курил

папиросу.

— ...ты зайди завтра об эту пору, я тебе приготовлю. А сейчас, понимаешь, некогда...

— Ладно, — согласился Щур н ушел. Однако, когда Щур зашел за обещанной схемой —Громова не оказалось дома.

— Уехамшн, — объявила Щуру квартирная хозяйка, утирая нос подолом.

— Как так уехамшн?—изумился Щур. Не может быть!

— Вот те и не может быть, — спокойно сказала хозяйка. — Вчера вечером пришел, связал чемодан и выкатился...

— Куда?

— А разве я знаю? Уехал, а куда — не знаю.

— II ничего мне передать не велел?

— Ничего не велел — я што ли сек- летарь его?

Перед носом Щура захлопнулась входная дверь.

— Вот ведь бандит, — ругался, спускаясь по лестнице, Щур. — И куда только его черти посят..

• Вечером Щур по обыкновению надел па уши телефоны, закурил папиросу и приступил к ловле неведомых морзистов, наполняющих эфир коротким отрывистым писком своих передатчиков.

Папироса не была еще докурена, когда в дверь постучали.

— Войдите, — недовольно крикнул Щур, а про себя буркнул: не дают работать, черти полосатые...

Дверь открылась и в комнату вошла Лизапька Штольц; тряхнула рыжими подстриженными кудрями, с грохотом отодвинула стул н села. Рассерженный Щур не удостоил Лизаньку вниманием.

— Слушай. Мишка,— не смущаясь, сказала Лпзанька, — ты, конечно, мо-