Страница:Радио всем 1928 г. №09.djvu/9

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


вом; насколько это правильно — пусть судят сведущие люди.

Вот факты:

1.

Любители, принимавшие около 12 часов ночи передачу радиостанции МГСПС, отметнлн резкое ухудшение слышимости.

Проверка показала, что вместо волны в 450 метров, станция работала с момента ухудшения слышимости на гораздо более короткой волне: 391 метр.

У меня сохранился номер „Радиолистка", из которого я выписываю нижеследующую заметку:

Непорядки в эфире.

Уже не раз писалось о том, что наши радиостанции не соблюдают установленную для них дднву волны, причем уклонения доходят до 2-3 десятков метров в ту илн др угую сторону. Последний рекорд в этой области относится к радиоставции МГСПС, внезапно изменившей длину волны на целых 59 метров в сторону уменьшения.

Не пора ли наладить порядок?

Г. С.

От редакции: На наш запрос радиостанция МГСПС ответила, что причиной „блуждания по эфиру" явилась внезапная порча кварцевого волномера.

2.

Выписка иг „Рабочей газеты" от 19 апреля 192* года:

В ночь с 14 на 15 апреля потерпел аварию советский самолет, с запозданием вылетевший в Москву нз Кенигсберга. Обстоятельства аварии следующие: самолет держал курс по компасу, внезапная порча которого, очевидно, и повлекла 8а собой катастрофу. В 12 километрах от Москвы (в северо-восточном направлении) самолет начал снижаться, так как облака закрывали летчику огни аэродрома. Снизившись в темноте больше чем вужно, летчик не успел выравнять самолета и, зацепившись шасси за деревья, потерпел аварию. Летчик

В ночь с 14 на 15 апреля потерпел аварию советский самолет.

получил тяжелые ушибы, борт-меха- ннк слегка ранен. По ечастью, бензин не всьыхнул, и авария обошлась без пожара.

3.

Мой сосед по квартире, бухгалтер какого-то из отделов Моссельпрома, жаловался мне ва порчу детектора:

— Около полуночи дело было, — сказал он мне.— Я слушал концерт, передаваемый через Коминтерн, и вдруг передача сразу оборвалась. Осмотрел приемник, как воднгся, н вижу — детектор испорчен: проволочка расплавилась на конце н прямо-таки приварилась к кристаллу. Любопытнее всего то, что такая история произошла не со мною одним — мне человек пять, по крайней мере, рассказывали то же самое...

— Починили? — спросил я.

— Какое там! Пошел в магазин и купил новый детектор, — на 1 р. 10 коп. налетел...

4.

6 редакции журнала „Искра* было пол учено следующее письмо, случайно ставшее мне известным. Привожу здесь это письмо с соблюдением стиля и орфографии:

Глубокоуважаемый гражданин редактор.

Сам я имею образование нисшее но имею большой интирес к вауки, особенно об эликтрячестве н потому хочу поделиться с вами товарищ редактор открытием которое мне довелось зделать случайно тоись сам того не надеясь. 14 апреля с. г. я наблюдал в 111/2 часов северное син- нне на юге на горизонте очень высоко в направления к Москвы. Очень был удивлен потому что ваука определенно говорит, что севервые сияния бывают иа севере, а у вас в Сергяеве север не очевь крайний и старожилы говорят раньше някаких сияннев не было.

Прошу объяснить через ваш журнал в чем дело н почему было видно сяячие а также указать куда надо заявить об открытии в Академию Наук или в Астрономическую Абсер- ваторню. Также укажите нечего делаются нмалевыи краем.

С почтением в ожидании ответа Иван Борисович Харенков. Сергиев, Советская ул. д. 102.

Ответ был напечатан в № 5 журнала „Искра":

То в. Харенков у. О северных сияниях прочтите статью А. С. Ирисова в № 9 за 1927 год. Причины наблюденного Вами явлевия не ясны из описания — сообщите подробнее. Дальше следовал рецепт эмалевых красок.

ГЛАВА Г.

У чорта на куличках.

Щур очнулся раньше всех.

Первым его ощущением была тупая боль в груди —точно какая-то тяжесть сдавила грудную» клетку, стеснила дыхание и мешала пошевелиться. Некоторое время Щур лежал, не открывая глаз, настороженно прислушиваясь к царившей вокруг тишине. Ему казалось, что он проснулся среди ночи, разбуженный каким-то кошмарным сновидением; стороной, не задев сознания,мелькнула мысль о завтрашнем дне, о службе... Только потам Щур припомнил вечер катастрофы - странное сияние вокруг конденсатора н яркий, о<лепи- тельно белый луч, выбивший' я из витка катушки.

Щур открыл глаза. Было темно, но в темноту, точно через какие-то незаметные щели, просачивался беле -оватый полусвет, неясный и расплывчатый. Повернув голову, Щур увидел рядом с собой руку, безжизненно повисшую над грудой кирпича.

„Эго не моя рука", подумал Щур, н для того, чтобы окончательно убе-

днгвся, осторожно пошевелил рукамн- Руки двигались исправно.

„Очевидно, я не погиб прн взрыве", продолжал своя размышления Щур. Эга мысль показалась ему забавной — не каждому ведь случается, очнувшись после подобной катастрофы, размышлять о целости своих рук и ног.

Неожнданио в темноте раздадсн громкий н совершенно недвусмысленный звук — невдалеке ог Щура кто-то чихнул; раз, потом другой, потом после недолгой паузы третий, Вслед эа чиханием раздался голос:

— Эй, товарищи, есть тут кто-нибудь живой, илн я один?

— Есть, — откликнулся Щур. — Ванька, ты?

— Ну а к го же? А где Лиза?

— Щур вспомнил, что в момент катастрофы Лнзаиька Штольц тоже была в комнате.

— В самом деле, где Лизка? Я не знаю... А ты где, Ванька?

— Я-то здесь...

Раздался грохот падаюшнх кирпичей а Ванькин голос, упоминающий о чьих- то ближайших родственниках по женской линии.

— Ты что? —спросил Щур.

— Понимаешь, пыли много... Набилось в нос, в рот, в глаза, в печенку — прямо не продыхнуть. И еще кирпичи на голову откуда-то сыплются... Тебя здорово придушило?

Щур еще раз недоверчиво пошевелил руками н ногами.

— Как будто бы нет... Я что- то не соображу ннкак — где мы?

— Я полагаю, под развалинами.

— А почему?

— Что почему?

— Ну вообще... Почему под развалинами, почему взрыв?

Громов, отплевываясь н сморкаясь, ответил:

— Этого, брат, я не знаю... Странно, конечно. Должно быть порция энергии оказалась елвшком бол> шой для приемника... Одвако сейчас, надо бы подумать о том, как выбраться отсюда. Я что-то не вижу света — векуда ползти... Стой, а это кто?

И громов схватил руку, повисшую около головы Щура.

— О-о-о...

Стон. Голос несомненно принадлежал Лизаньке.

— Лизка, ты? Стало быть, все в сборе!

Слабый, почти умирающий голос

отозвался:

— Хоронить не надо... Сожгите в крематории, а пепел отдайте Мншке. Пусть помнит...

Громов н Щур расхохотались,

— Что вы смеетесь, черти? Человек, можно сказать, умирает, а они гогочут...

— Да ты подожди умирать, — сказал Щур.—Ру кн н ноги у тебя целы?

— Не знаю ..

— Подожди, Мишка, — перебнл Громов.— Спички есть?

Порывшись в к. рманах, Щур достал коробку и заж г спнчку. Мвлевькое колеблющееся пламя осветило обломки потолочных стропил, груды битого кирпича и Лизаньку, совершенно невредимую, удобно у егшуюся на боку.

— Эх, ты, горемычная, — не без насмешки протянул Громов.

Лизакька, прн свете спвчки осмотревшись по сторонам и убедившись в своей целости н сохранности, вздохнула облегченно.

— Что же делать, братва?

— Выбираться надо, — ответил Щур. Не- зимовать я;е тут...

(Продолжение в след, номере).