Страница:Радио всем 1928 г. №12.djvu/7

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


г

315

массивной двери с бронзовой табличкой, Элинора стремительно выскочила из автомобиля и Ц'.чти бегом — ибо ее нетерпение, подогретое разговором с королем консервной промышленности, достигло крайних пределов — направилась в центральную лабораторию Хьюлетта.

Лаборатория была пуста. В недоумении мисс Броуи огляделась по сторонам, затем негромко позвала:

— Жозеф!

Никто не отозвался.

— Жозеф!

В голосе Элиноры звучало явное разочарование. Кругом попрежиему царило молчание. В центре лаборатории, огороженный каркасом, блестел стальной корпус ракеты, построенной Хьюлеттом.

Элниора нетерпеливо топвула ногой.

— Куда же мог деваться Жозеф? Удивительная вещь—его никогда нет, когда он нужен, н он всегда торчит перед глазами, когда без него нетрудно обойтись!

Вдруг где-то раздался кашель. Элинора еще раз остановилась. В комнате не было решительно никого.

— Где вы? — спросила Элинора.

— Конечно, здесь, — ответил какой-то глухой,точно из бочки звучащий голос.—• Где ж еще могу я быть?

— Я полагала, что если к гам пришла дама, вы должны были бы выйти ей навстречу.

Из горла ракеты, украшенного винтовой нарезкой, показалась лысая голова и блеснули стекла огромных очков а оправе из панцыря гвинейской черепахи.

— В мои годы, сударыня,— сказал Хьюлетт, — и при моем теперешнем положении я могу и поступиться правилами хорошего тона. Говоря о своем положении, я имею в виду, конечно, не профессорское звание, а положение внутри ракеты. Я не хотел бы, чтобы вы превратно меня поняли, мисс Броун...

Сказав эту фразу, Хьюлетт вылез из ракеты.

— Где Жозеф? — спросила без предисловий Эляиора.

— Какой Жозеф?

Профессор Хьюлетт, как уже сказано, был рассеян. Когда же он был занят научной задачей, он с трудом припоминал все остальное.

— Ваш ассистент, Жозеф Делакруа, — напомнила X юлетту Элинора.

Хьюлетт долго раздумывал, потом неуверенно объявил:

— Мне кажется, он уехал в военный департамент. А в чем дело? Не могу лн я заменить вам этого симнатнчного юношу?

Элниора критически оглядела Хьюлетта и рассмеялась.

— Едва лн, — ответила она.

— Он наверное скоро вернется, — утешил ее Хьюлетт. — Не хотите лн, мисс Броуи, в ожидании осмотреть это сооружение (профессор указал пальцем назад, на ракету?, которому суждено прославить милейшего Жозефа?

Мисс Броун учтиво сделала вид, что ракета ее чрезвычайно интересует.

— Скажите, профессор,—сказала она,— почему это со руженне должно прославить Жозефа? Это его изобретение?

— Боюсь, что нет, — любезно ответил Хьюлетт. — Честь изобретения принадлежит моему достоуважаемому коллеге, пр фессору Говарду. Но Делакруа будет первым, кто покинет в этой ракете поверхность нашей планеты. Ои должен установить со мной QSO...

Элинора широко раскрыла глаза.

— Простите, процесс *р, я не совсем вас понимаю. Вы хотите сказать, что

Жозеф полетит в этой штуке на Марс? А затем я не зваю, что такое звачит QSO.

— QSO на радиожаргоне означает двухстороннюю связь. Изыми словами, мы должны связаться с Жозефом посредством радиопередатчиков нового, сконструированного мною типа HI-19. Что касается маршрута, то вы, насколько я вас понимаю, предупреждаете события. У нас не было разговора о Марсе... Речь идет просто о небольшой прогулке по эфиру... Я хочу сказать — по

Хьюлетт потерял равновесие.

свободному эфиру... Быть может, вы захотите посмотреть внутреннее устройство прибора? Уверяю вас, что там имеется дивольно комф ртабельиая кабина...

Мисс Элинора, не отвечая, обдумывала слова Хьюлетта.

— Вы говорите, значит, что в этой штуке Жозеф должен совершить небольшое путешествие? — спросила она.

— Вот именво, небольшое путешествие, — подтвердил профессор.

— Отлично, — об'1 я> ила Элинора. — Я поеду вместе с ним! Это будет наше свадебное путешествие. Подумайте, профессор: никто еще ие совершал свадебного путешествия в межпланетном пространстве. Это будет страшно оригинально!

Хьюлетт, разинув рот и не совсем понимая. в чем дело, молчал.

— Покажите мне кабину, — попросила Элинора. — Мне кажется, я должна сват чала осмотреть ее и, если это нужно, исправить все недочеты...

Хьюлетт взял Элинору за руку и повел ее наверх, к навинтованному горлу ракеты.

— Недочетов вы не найдете, — сказал по пути Хьюлетт.—Мною предусмотрены все мелочи, вплоть до усовершенствованного тамбурного вакуум-клозета...

Элинора повета плечами, н влезая следом за Хью 1еттом в ракету, сказала:

— Это как раз интересует меня менее всего остального. А позаботились ли вы о зеркале и о принадлежностях для педикюра?

Хьюлетт не успел ответить. Чье-то тело загородило собой свет, падавший из узкого отвер тия ракетного горла, затем тело сва илось вниз, едва не разбив очки профессора. Хьюлетт потерял равновесие и, пад я, зацепил рубильник, монтированный на мраморном распределительном щитке.

Разд.<лся звонкий металлический лязг. Крышка, повернувшаяся ва шарнирах, закрыла гор ю ракеты и с мелодичным звоном повернулась несколько раз вокруг своей вертикальной оси.

— Мии очки! — успел криквуть Хьюлетт.— Где мои очки?

Раздался отдаленный грохот. Это искра высоковольтного разрядника, включенвого тем же рубильником, взорвала первую порцию взрывчатого вещества.

Ракета покинула пределы земли...

(Продолжение в следующем номере.)

С НАТУРЫ.

(С. Золотое, АССРНП.)

Второй день сегодня дует ветер. Свистит в антенне. Уперлись в высь мачты, поскрипывают, но стоят твердо. Недавно водники в красном уголке громкоговоритель установили, небольшой, а хорошо работает. Народу каждый день— хоть отбавляй, а бывают среди них неверующие в радио. Были вот недавно двое такнх. Это, говорят, не радио, обманывают вас, — граммофон это там у них стоит.

Вечереет. Большим червым котлом иочь на землю опускается, а на котле, словно серебряные монеты, рассыпаны— звезды. По одному, по два, по три опять собираются. Лавки уже все заняты, сидят на чем попало, а некоторым в сидеть-то негде, — стоять приходятся.

— Будет, што лн, вовче калякать-то?

— Будет.

— Налаживай, Миколай, поскорее, невтерпеж ждать-го!

— Сейчас, товарищи, одну минуту.

Нетерпеливый народ водники, настойчивый,— подай да выложь, — до радио очень охочие.

Расставляю на столе и соединяю аппаратуру; установка не сложная, приемник БВ, двухламповый усилитель и репродуктор „Рекорд1*. Включаю наказ и настраиваю. Тишина. Муха пролетит — слышно.

— Есть? Напал?

— Есть.

Включаю репродуктор. „Алло... Алло... Говорит Москва... Радиопередача... Слушайте 1000 номер „Рабочей радиогазеты"...

Аудитория не шелохнется. Внимание всех при шваио к „тарелке" — репродуктор так называют.

— Хм... тарелка, а калякает...

Прослушали радиогазету, красноармейский концерт, прослушали, как Краевая площадь шумит, и часы кремлевской башни. Казалось бы все, передача окончена и спать пора. Нет, сидят.

Не мешало бы, — говорят, — заграницу послушать.

Настроил на Стамбул. Разговор, конечно, не поймешь, да и пение-то—завывание какое-то. Ничего, смеются, а все- таки сидят.

Наконец, скажешь: „довольно, товарищи, пира спать".

Как-то нехотя встанут и пойдут, а не скажи, так и будут сидеть до рассвета.

Радио заинт ресовал > рабочих. Долгожданная мечта — иметь громкоглвори- тв1Ь —наконец осуществилась. Теперь через радио водники - золотовичи связались с Красной столицей.

Н. Князевский.