Страница:Радио всем 1928 г. №16.djvu/7

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


VIO

и с

419

стоРо и

'JB

• •

Раднофантастнческнй роман'В. Эфф. (.ПродолжениеО

ГЛАВА XT.

Сила закона.

— Именем закона, вы арестованы,— повторил новоянленный пассажир ракеты, сдвигая шляпу на затылок.

— Что?

Арестованный нерешительно поднял вверх правую руку н покосился в сторону Хыолетта.

— Какой же закон может быть в межпланетном пространстве? — спросила, улыбаясь, Элинора Броун.

Представитель закона вынул нз кармана револьвер.

— Вот какой, — объяснил он, любезно повернувшись к Элнноре. — Закон болев сильного и лучше вооруженного. Это тот же закон, каким руководствуются и иа земле. Меня решительно не трогают теории достоуважаемого профессора о том, что междузвездное пространство не находится в ведении департамента полиции, и я плевать хотел на...

Поучительное рассуждение о силе закона не было закончено. Оно было прервано на полуслове. Прервано увесистым ударом кулака, нанесенным поднятой вверх правой рукой арестованного; удар был столь неожиданным и сильным, что представитель закона закачался, выронил из рук револьвер и схватился за скулу.

То, что случилось дальше, показалось представителю закона еще более неожиданным н удивительным. Револьвер, выпущенный из рук, не упал; он медленно поднялся вверх, звонко ударился о стальной потолок ракеты н затем стал так же медленно опускаться кннзу.

— Повиднмому в межпланетном пространстве действуют все же особые законы, — съязвил Хьюлетт.

— Чорт возьми! — воскликнул владелец револьвера.

Его противник не терял времени. Короткий толчок в грудь заставил полицейского агента отступить на несколько шагов; в то же время опускавшийся револьвер был подхвачен рукой его препоручено—много и спросится партией, правительством. Весь аппарат связи должен быть поставлен на ногн, чтобы выдержать с честью испытание на зрелость в деле радиофикации СССР, чтобы поставленные задачи решигь.

Советская радиоэбщественность должна организовать дружную критику и помощь. Во время подмечая недостатки, во время предлагая способы их устранения, организации ОДР должны и сами усилить организацию технической грамотности масс в области радио.

Все организации ОДР снизу до верху должны стать крепкими, самодеятельными для широкой общественной критики, подъема внимания к задачам радиофикации. и борьбы с возможными бюрократическими извращениями.

Дискуссия закончена. Надо проводить решения.

тивннка и немедленно направлен на бывшего владельца.

— В чем же дело? — спросила Элинора.

— Закон тяготенья имеет внутри ракеты несколько иной вид, — объяснил Хьюлетт. — Ведь падающее тело и все, что в нем находится, не имеет веса, а паша ракета представляет собой именно падающее тело...

Неожиданный натиск ледяной струи.

—■ Пусть так, — сказал революционер,— однако револьвер у меня в руках и значит закон на моей стороне.

— Практическая иллюстрация к только что наложенной теории, — сказала, насмешливо усмехаясь, мисс Броуи, которой революционер, с его энергичными и мужественными чертами лица, показался почти джентльменом по сравнению с грузной неотесанной фигурой полицейского агента.

— Закон сильного н лучше вооруженного вынуждает меня потребовать от вас, мистер, бывший представитель закона, немедленной сдачн в плен, — сказал серьезным тоном революционер.— Рукн вверх!

В наступившей тишине звонко щелкнул замок предохранительного спуска. Агент полиции послушно поднял руки кверху.

— Однако,— заметил профессор Хьюлетт, засовывая руки в карманы сюртука,—вам не повезло... — Dura lex, sed lexi), как говорили древнне римляне.

— Что такое? — спросила Элннора, не знавшая латыни.

— В вольном переводе,—сказал Хьюлетт,— это означает: дурак-закон, но закон...

Элинора расхохоталась.

— Понимаю... Я думаю, мистер стоящий с поднятыми руками тоже понимает.

Агент сквоэь стиснутые зубы мрачно ответил:

  • ) Закон жесток, но он все-таки закон.

— Чорт бы взял вашу дурацкую ракету... Слышите, вы там, если вы честные граждане, вы должны обезоружить этого молодца. Это Джон Дэвиссон, самый злостный коммунист во всей Америке.

— Я ученый, а не политик, — важно произнес Хьюлетт.

— Кроме того, закон нротнв вас,— добавила Элинора.

Джон Дэвиссон подошел поближе к агенту.

— Как несомненный представитель закона, — начал он, поигрывая револьвером перед носом обалдевшего агента,— я начинаю допрос. Ваше имя?

— Убирайтесь к чорту! Вы его знаете не хуже меня.

Дэвиссон сдвинул брови.

— Я не шучу. Закон требует формального подхода. Имя?

— Роберт Уолкер.

— Профессия?

— Сыщик, агент департамента полиции. Еще что?

— Оружие есть?

— Оно у вас в руках. Дальше!

— Терпенье, мистер Уолкер... Еще один вопрос: как вы сюда попали?

— Вот именно, — вставил Хьюлетт.— Как вы сюда попали? И нет ли в ракете еще кого-нибудь — например, начальника департамента полнцни илн церемониймейстера персидского шаха? Честное слово, в ракете помещается больше пассажиров, чем я думал...

Уолкер посмотрел в сторову профессора, точно определяя — шутит он или нет.

— Я не думаю, чтобы начальник департамента мог оказаться здесь. Для этого он недостаточно проницателен...

Хьюлетт иронически заметил:

— Это большее счастье...

— Может быть, — согласился Уолкер, нс оценивший иронии профессора.— Что касается персидского... Как вы сказали... полицеймейстера... то ему здесь нечего делать. Дэвиссон—американский гражданин.

— Хорошо,—сказала Элннора,—новы, мистер сыщик, каким образом вы догадались о том, что мистер Дэвиссон спрячется от преследования полиции именно в ракету?

— Проницательность—это профессиональная черта каждого хорошего сыщика, — самодовольно усмехнулся Уолкер. — Еще раньте, чем полиция накрыла митинг в Нью-Джерсее, я знал, что единственный путь Дэвиссона лежит мимо лаборатория Хыолетта.

— Почему? — спросил, заинтересовавшись, Дэвиссон.

Сыщик бросил в его сторону отнюдь ве любезный взгляд.

— Разве вы не предполагали в этот же вечер выступать в прилегающем к лаборатории предместья на митинге текстильных рабочих?

— Чорт возьми, вы недурно осведомлены о моих делах!

Похвала, даже если она исходит из уст врага, одержавшего победу, всегда льстит человеческому самолюбию. Уолкер растянул мясистые губы в широкую торжествующую улыбку и продолжал:

— Я знал, что полиция вас не поймает. Вы слишком опытный преступник и, кромо того, в Нью-Джерсее у вас много друзей.

— Совершенно справедливо, — согласился Дэвиссон.

— Вы, конечно, хорошо знаете, что лаборатория расположена довольно уединенно. Ближайшие достройки отстоят по крайней мере на добрых полторы