Страница:Радио всем 1928 г. №18.djvu/7

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


476

грубо прерывается. С проклятиями оп переходит па другую волну, с озлобле- пием крутит свой приемник п, пе пайдя ппгдс пзбавлеппя от этих ужасных звуков. выключает его совершенно.

Наслушался, успокоился.

А после этого мы удивляемся, что рост радиолюбительства идет у пас черепашьим шагом.

Я знаю массу случаев, когда, послушав какую-либо громкоговорящую передачу под аккомпанемент неизбежных искровок, слушатели грустно качают головой п говорят: «Да, далеко еще па- шему радио до совершенства. Что-то шипит,» что-то свистит п мешает слушать. Граммофон куда лучше».

На это надо обратить серьезное внимание.

Новый хозяин всего радиодела—Нар- компочтель—пообещал очень много.

Тут и сокращение числа станций, и перераспределение волн, и целый ряд других мероприятий, долженствующих упорядочить наше радиовещание.

Что ж, в добрый час! Будем надеяться.

Но как бы идеальна ни была составлена газета, как бы выразительно ее пи передавали, нельзя ее слушать и понимать, когда кругом свистят, стучат п визжат.

В первую очередь надо устранить эти шумы! Надо бить по коню, а не по оглоблям н таким конем в данном случае являются искровики.

Итак, гг. организаторы из Наркомпоч- теля, за вами слово и не только слово, но и дело.

В вашей власти и возможности устранить главную помеху радиовещания.’ Приступайте же к этому делу немедленно.

«Каспар»-радиовредитель.

Уже много писалось о вредителях радиостроительства—об искровых радиостанциях. Есть уже постановление НКПТ заменить искровые передатчики ламповыми.

В г. Махач-Кала имеется широковещательная радиостанция ДЦИКа, передачи которой ведутся с 18 до 22 час. Наряду с этой станцией работает искровая станция «Каспар» (Каспийского пароходного акц. о-ва). Эта станция заглушает работу как Московской, так местной и других станций. Как только начинается работа Москвы (16—17 час. по местному времени), так как будто бы нарочно дает «музыку» «Каспар». Слушать широковещательные станции тогда невозможио. От «Каспара)) нельзя отстроиться, радиолюбители часто бросают радиолюбительскую работу. Особенно это явление наблюдается в клубах, где часто слушает большая аудитория.

Нельзя ли «Каспару» перейти па ламповый передатчик?

Алло, радиостанция «Каспар», слово за тобой.

Радиолюбитель Р. Кочубеев.

С передвижкой па лоно природы.

Фот. В. Малышева (Ковров).

Радиофантастическнй ромап В. Эфф. [Продолжение.')

Глава XVIII.

Визит в полицию

Телеграфная лепта с ежедневной записью биржевых курсов медленно сползала с аппарата и белой змейкой извивалась по полу, путаясь вокруг разутюженных брюк секретаря.

— Стэндэрт-Ойль—восемьсот десять,— монотонно жужжал секретарь,—Джпне- раль-Электрпк—тысяча три...

— All right,—перебил Гспри Броун,— довольно, мепя это больше пе интересует.

Ь это время пронзительно зазвонил телефон.

— Хэлло,—крикнул секретарь, снимая трубку,—да, Броуп-Билдннг... Мистера Броуна? Кто спрашивает?..

— Скажите, что меня нет,—сказал с раздражением Генри Броун.—Я не хочу говорить.

Секретарь прикрыл ладонью рупор телефона.

— Мистер Броун, это говорит департамент полиции. С вами желают говорить по неотложному делу...

— Спросите в чем дело...

— Мистер Броун сейчас очень занят,— сказал секретарь в рупор.—Говорит его личный секретарь... Будьте любезны сказать мне в чем дело.

На лице секретаря внезапно отразилось беспокойство.

— Сейчас,—бросил он трубку и, повернувшись к мистеру Броуну, трагическим топотом добавил:—по поводу псчез- иовения мисс Элнеоры...

— Слушаю,—мистер Броун немедленно взял трубку,—есть новости? Как? Что?

Секретарь, широко раскрыв глаза, смотрел на мистера Броуна, точно пытаясь по его лицу угадать характер сообщаемых ему известий.

— Сейчас приеду,—лаконически сказал Броун и, ие .поворачивая головы, приказал:—немедленно автомобиль...

Через десять минут Генри Броун сидел в приемной начальника тюрьмы и слушал взволнованные пояснения следователя.

— Вы понимаете, мпстер Броун, каких усилий мне стоило вырвать у арестованного признанье в том, что ему известно местопребывание вашей дочерп... Мой мпоголетпий опыт заставлял меня быть уверенным в том, что преступник знает все, по ие хочет признаться. Но я заставил его это сделать. Заставил ценой невероятных ухищрений и тонко поставленных допросов...

Начал ьпнк тюрьмы, прищурившись,

слушал следователя, размышляя про себя о том, какую часть премии ему удастся получить в свою пользу.

— Отдавая дапь проницательности моего достоуважаемого коллеги,—заговорил он скрипучим голосом,—я не могу пе указать на то обстоятельство, что при- знапию арестованного в значительной степени способствовал тот режим, который я к нему применил: души по утрам, гимнастика и т. д...

— Разве у вас так сильно заботятся о здоровьи заключенных?—спросил Генри Броун, посасывая свою сигару.

— Несомненно, дорогой мистер Броун,— ответил начальник тюрьмы, отведя глаза от насмешливо усмехавшегося следователя.—Ведь Америка—это самая гуманная страна в мире...

Торжественную речь начальника тюрьмы перебил чей-то язвительный голос:

— От наивности до наглости один шаг, и притом очень небольшой...

Начальник тюрьмы повернул голову. В дверях в сопровождении конвоиров стоял Жозеф Делакруа, улыбающийся, гладко выбритый', сверкавший безукоризненно расчесанным пробором. Арестантского халата уже не было; его сменил удобный серый костюм, срочно привезенный из квартиры Жозефа.

— Что вы хотите этим сказать?—спросил мистер Броун, разглядывая Жозефа с самым пристальным вниманием.

Делакруа непринужденно придвинул себе мягкое кресло и удобно уселся, заки- пув ногу за ногу.

’— Так это вы, мистер Броун, похлопотали о помещении меня в этот первоклассный отель?—спросл Жозеф, насмешливо сощурив левый глаз.—В гуманной Америке, я полагаю, не найдется лучшего?

— В какой отель?

Теперь, когда Жозеф знал, что лишь несколько часов отделяют его от свободы, им овладела веселая беззаботность, ему нравилось испытывать терпение консервного короля, уклоняться от прямых вопросов и чувствовать себя хозяином положения. Но мистер Броун отнюдь не был расположен терять время.

— Довольно шуток, мистер Делакруа,— сказал он, тяжело переводя дух.—Я приехал сюда пе затем, чтобы спорить с вами об американской конституции. Где Элинора, я вас спрашиваю?

— Вот именно,—подхватил следователь,—где находится мисс Броун?

Жозеф задумчиво затянулся папиросой. Ароматный дымок голубыми кольцами поднимался к потолку.

— Это вопрос, на который довольно трудно ответить...

— Так зачем же, чорт возьми, вы заставили меня приезжать сюда?—крикнул потерявший терпенье Броун.

— Я могу предоставить вам возможность говорить с Эллдорой,—сказал Жюзеф,—но...

— Скорей же!

— Но... Вы должны предварительно засвидетельствовать этим джентльменам, что л пе Дэвпссон, а Делакруа, что я не имею пшсакого отношения к стачке в Нью-Джерсее, что я не преступит:, что я...

— Хорошо,—перебил Броуп,—все подтверждаю...

— II затем давайте чек.

Броуп выдул пз кармана автоматическое перо...

— Сколько?

Следователь приподнялся с кресла п, заглядывая Броуну в глаза, шопотом произнес:

— Миллион долларов, как сказано...