Страница:Радио всем 1929 г. №01.djvu/34

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Совсем недавно, всего лишь два года тому назад, не было и намека на существование радиоспортсмена. Был радиослушатель, добросовестно слушающий .программы паших станции, радиолюбитель, занятый изысканиями, как из «ничего» сделать хороший приемник; былц ■коротковолновики, посылающие ежедневно свои позывные, ну и все.

Радиоспортсмена мало интересует какая-либо новая схема и конструкция; его интересует Казабланка. Вы слыхали, что вто за станция? Находится она в Африке на северном берегу, недалеко от пресловутого Мадрида, предмета тайного вздыхания многих радиоспортсменов пли •эфироловов, как их иногда называют.

Рассмотрим детально пашего нового -знакомого - эфиролова. Кто устанавливает рекорды приема Казабланки? Кто целыми ночами просиживает над детектором, чтобы уловить слабый писк Кенигсвустергау- зена? Кто экспериментирует с приемом на рамку, на осветительную сеть, принимает без антенны заграницу? Кто ранним утром, в 4 часа, старается услышать .писк далекой Америки? Радиолюбитель?— Пет,—радиоспортсмеп. Чаще всего с ним рядом стоит радиослушатель. Нс любитель устанавливает рекорды, ему некогда- этим делом заниматься, у него .даже пет законченного приемника для подобных рекордов. Ему некогда изучать свой приемник, потому что па оче- ,реди еще много новых и интересных схем. Ловить дальние станции предоставляется •радиослушателю-спортсмену. И несмотря на то, что радиоспортсмен все же пе радиолюбитель, в нашем смысле этого слова, потому что его мало интересует техника—новая схема, оригинальная конструкция и т. д.,—радиоспортсмеп делает большое и интересное дело. Изучать эфир, знать его так, как знают иногда географию, указывая с закрытыми глазами любой город Европы,—нужная и своевременная задача. Если радиослушатель не может быть радиолюбителем, то радиоспортсменом он должен быть.

Для этого нужно немного: хороший

ламповый приемник и терпение, настойчивость, желание добиться своего.

Рекорды на детектор.

Но не только счастливец—обладатель хорошего лампового приемника—может

заняться радиоспортом. Слушатель, имеющий хороший детекторный приемник и более или менее сносные условия, может стать радиоспортсменом.

Мы имеем огромное количество фактов, подтверждающих прием на детектор заграничных станций. Не только зимой, но и летом принимаются мощные заграничные станции при хороших антенне и приемнике. Эти факты неоспоримы, несмотря на то, что сплошь да рядом бывают такие случаи, когда принимается ближайший регенератор. Нужно говорить о .регулярном приеме, разумеется, под словом «регулярный» пе следует подразумевать ежедневный прием, потому что прием с такими минимальными средствами зависит, главным образом, от атмосферных условий.

Что принимают наши любители на детектор? Лучше всего принимался Кенигс- вустергаузен, Давентри, Вела, Лахти в еще две-три станции, в зависимости от того, в каком районе ведется прием. Например, в Ленинграде Лахти принимается вполне регулярно. На юге часто принимаются Будапешт и Прага. Менее мощные станции нашими любителями или пе принимались совсем или же принимались очень редко. К числу «дальних» станций, которые ловятся на детектор, относятся наши станции: Ленинград и Харьков. Эти станции в центральной области слышны лучше других, конечно, за исключением местных. Слушателю-эфироло- ву советуем прежде всего попытаться поймать их.

Для чего мы сообщаем эти сведения? Для того, чтобы заинтересовать слушателя, принимающего только местные станции; ведь, кроме излюбленного Коминтерна, есть еще какие-то станции, которые принимаются на детекторный приемник, может быть, в одном и том же городе, вашим соседом. Почему же вы пе слышите эти станции?

Тулуза... Мадрид... Казабланка...

Бывают прекрасные по слышимости дли. В это время любитель садится с твердым намерением поймать самую дальнюю принимаемую эфироловами станцию—Казабланку. Если Казабланка не попадается, то спортсмен несколько снижает свои требования и пробует поймать Мадрид; если и эта станция не желает

быть слышной, остается поймать Тулузу, чтобы показать класс радиолюбительского приема. Тулуза поймана с большим трудом, и спортсмен с затаенным дыханием удерживает ее на кончиках своих верньеров. Тулуза на громкоговоритель (несомненно с усилителем)—это уже верх удачи эфиролова. Станцию уже можно слушать, а не только «слышать» далекий писк... Мы с той целью сообщаем эти данные о ценности той или иной станции в глазах любителя, чтобы знать, цто называется рекордом любительского приема; нужно уметь расценивать каждую станцию по баллам трудности приема. Это не зпачит расценивать станцию по слышимости; слышимость может быть очень слабой, но зато регулярной и наоборот.

Поговорим об этих рекордных станциях. Если мы возьмем за основу станцию Казабланка и обозначим возможность ее приема величиной, равной единице, то Мадрид уже придется оценить цифрой 2, а Тулузу—4. Что касается статпуч Кенигсвустергаузен, то ее прием соответственно придется оценить числом 10... Из этой приблизительной оценки нетрудно себе представить общую картину приема рекордных станций.

Принимать их следует зимой, в хорошую радиопогоду, в 1—2 часа ночи, разумеется, только опытному любителю, который знает свой приемник лучше, чем самого себя. Мерилом опытности будет служить количество стапций, принятых за один вечер. Если это количество, при хороших условиях, будет около 20—30, можно садиться за прием рекордных станций. Можно совсем не быть любителем, не делать свой приемник, но принимать Казаблапку.

Америка.

Если вы приняли одну из этих рекордных станций-это уже хорошо. Но хочется большего: попытайтесь тогда ловить Америку. Это не так просто, больше того—это почти невозможно в обыкновенных условиях, но так как невозможного на свете вообще нет,—будем слушать Америку.

У нас есть несколько рекордов приема американских радиовещательных станций. Эти рекорды зафиксированы и проверены, сомнений быть не может.