Страница:Радио всем 1929 г. №07.djvu/8

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


каждый. Один к>нец каждого куска проволоки захнбают, как указано на рис. ЗЬ. На другом конце проволоки напаивается башмачок из толстой листовой меди, латуни или цинка (ряс. 3d); предварительно в башмачке просверливаются отверстия для шурупов. Упоры припаивают или приклепывают к цилиндру в точках, отстоящих по окружности на 120’ (рис. Зс). Затем полученную «треногу» прикрепляют башмаками при помощи шурупе® или сквозных винтов к кольцу (рис. За). Для того чтобы не нарушить правильности укрепления иголки механизма «Рекорд», упоры следует укреплять вместе с находящимся в держателе механизмом.

Для придания устойчивости самой подставке говорителя к ней также приделываются упоры. Из той же толстой латунной проволоки отрезают два куска:

листовой меди или латуни (рис. 4d и е), а другие концы загибают по рис. 4с и Ь и укрепляют их при помощи шурупов на подставке с задней стороны диффузора (рис. 4а). Затем укрепляют па под-

V

ставке зажимы для проводов, идущих к репродуктору (рекомендую хорошо изолировать их от дерева—на кусочках эбонита). Остается укрепить винтами механизм в держателе и иголку в диффузоре, вывести проводшпш к зажимам и проверить репродуктор на работе.

Затем следует изготовить чемодан для

Л9

Рис. 8

зать его столяру. Чемодан делается из фанеры то-вдиьой 4—5 мм. Заготовляются куски; фанеры разм. 49x22 см—2 шт.; 32x22 см—2 шт.; 33X49 см—2 шт. Размеры чемодана могут быть, конечно, в ту или иную сторону немного изменены в зависимости от разных обстоятельств, встретившихся при сборке чемодана.

Для сборки чемодана заготовляются палочки квадратного сечения длиною 46 см—4 шт., длиною 32 см—4 шт., длиною 21 см—4 шт. Эти палочки приклеиваются и прибиваются мелкими гвоздиками к краям нарезанной фанеры и будут служить связью между стенками чемодана. Когда все палочки укреплены, из нарезанных листов фанеры склеивается и сколачивается при помощи мелких гвоздиков и шурупов глухой ящик (рис. 6). Дав клею сутки просохнуть, намечают карандашом на ящике линию разреза,

•Юдин длиною 37 см и другой длиною -21 см. Один конец каждого куска заде- -лывают в петли, согнутые из толстой

'настроения исключительности, индивидуализма, разорванности и в организации 1радиост1>оителъства. Широкие массы начали пользоваться радио, но не могли «еще в этой области овладеть полностью научно-техническими позициями. Только в самом конце десятилетия начало сказываться влияние коллективной технической мысли и действия в радиотехнике, в строительстве станций. Только к этому времени стихли ожесточенные, схоластические споры отцов радионауки, напоминавшие в отдельных моментах древнейшие опоры «отцов» различных религиозных сект и церквей.

— Посмотрите на выставку радиолитературы этого десятилетия. Что обсуждалось в ней о необычайной страстностью? «Лампа или машина», «короткие или длинные волны», «в тысячу или в триста киловатт строить широковещательную радиостанцию»...

— Такие споры при коллективной организации научно-исследовательской работы, при отсутствии влияния конкуренции капиталистических фирм должны были решаться маленьким счетным прибором. Целесообразность, соответствие социалистическому строительству должны были являться основой примерки. Добытые наукой, лабораторными исследованиями факты могли позволить рассчитать что лучше. А все эта наивные рассуждения затягивались потому, что под выводы одного липа старательно пэдбирзлись факты,

Рис. 9.

передвижки. Любители, не имеющие времени иля не желающие сами заняться изготовлением его, могут, конечно, зака-

создавались «теории» его сторонниками.

— Радио было в лицах, как в лицах отражались песни. Вот вам пример—машина высокой частоты Вологдина, к которой мы кстати подошли. Проходил ряд лет, машина лежала без применения на складе, а вокруг нее велись ожесточенные опоры о том, что она должна исключить катодную лампу. Во имя чего? Только для самоутверждения машины. А сторонники лампы с неменыпей страстностью и упорством выбрасывали лозунг— смерть машине! И вырабатывали лампы всо большей мощности, чтобы свести окончательные счеты с ненавидимой машиной. Сторонники «ламповой» школы по могли переносить даже соседства машинных установок. Если ламповая станция устанавливалась в одном месте города, то машинная в другом. Даже приборы не уживались друг с другом...

— Вы изумлены, спрашиваете, как же к этому относились лаборатории—творцы коллективной мысли? Почему не сказалось давление организованней массы—общественности? Радиообщества были еще чрезвычайно •слабы. Круг вовлеченных в ра диотехнические разработки невелик.

Лаборатории же представляли собой в большей степени расширенные научные кабинеты отдельных видных деятелей радиотехники, нежели центры, объединяющие коллективную радиомысль. Конструктор был оторван в большинстве случаев от лаборатории, а лаборатория от

указанную на рис. 6, и столярной пилой ящик распиливается по намеченной .линии на две части. Когда ящик рас-

массового производства, которое к тому же было лишь относительно массовым к концу того десятилетия, которое мы просматриваем.

Объективного всестороннего центра радиотехнической мысли и конструктивных разработок не было. Индивидуализм пронизывал каждую техническую установку. Течении, школ было столько же, сколько самих радиотехников. В литературе сохранились следы деятельности организации, оформлявшей индивидуальную замкнутость—она называлась «Рус- окоо общество радиоинженеров». Создавался и рос Советский Союз, Европа стояла уже на грани пролетарской революции, многочисленные национальности давали ценные вклады в научные разработки, а общество это все оставалось только «Русским», замкнутым в касту прежних жрецов, живущих воспоминаниями об авторитетах прошлого периода. Радпосатирики переводили его сокращенное название «Рори» в «Редкое общество радиоруин»...

— Вот шэтому-то каждая, расположенная здесь станция является сколком индивидуальных взглядов, индивидуальной конструкции. Не было речи о стандарте хотя бы отдельных элементов этих сооружений. Но было в действительности и плана, хотя о нем неустанно твердили. Но план мог явиться только в результате коллекглшых усилий, а не разрозненных, враждующих между собой Течений...

(Продолжение в след. номере).

198