Страница:Радио всем 1929 г. №19.djvu/36

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Эфир можно сравнить с широким морем,—так ои непостоянен и ненадежен. Если в обычное время по этому «эфирному морю» можно путешествовать спокойно, то этой осенью на нем разыгрывались целые бури, от которых слушателя начинала одолевать «эфирно-морская» болезнь. И действительно: слышимость какой-нибудь станции не оставалась постоянной в течение одпош вечера, иногда даже одного часа. В общем прием нельзя было назвать «плохим», но зачастую нецрльио ставило в Тупик быстрое ослабление громкое™ какой-нибудь станции из не особенно дальних^ вроде Праги, например. В то же время прием соседних по волнам станций оставался нормальным. Поэтому здорово доставалось всем вращающимся частям приемника при поисках более громких станций и при изучении вопроса—какие же станции вообще удавалось принимать более или меиее свосно в середине сентября?

Если сравнить сентябрь этого года с сентябрем прошлого, то, пожалуй, в прошлом году дальние станции удавалось легче принимать. В сентябре 1928 года под Москвой впервые был принят Алжир, удовлетворительно принималась Тулуза, слышен был ряд испанских станций. Италия тогда была слышна плохо. В этом году существует все время какой-то сильный «фон» разрядов, без ясно выраженных тресков. Благодаря этому слабые станции

из-за более сильных шорохов не слышны. Барселона (349 л»), которая, как мы сообщали, увеличила свою мощность,—еле- еле пробирается сквозь этот фон, и слушать ее невозможно. Италия, увеличившая мощность своих станций, слышна прилично. Турину (274 ж) идет во вред соседство Кенигсберга (276), обладающего очень хорошими «голосовыми» данными. Кроме того волна Турина ие отличается постоянством и иногда «виляет» в разные стороны. Зато Милан (500,8) слышен всегда хорошо при всякой «эфирной качке». Очень характерен его промежуточный сигнал—тире через равные редкие промежутки. Итальянский язык, мягкий и красивый, напоминает отчасти эсперанто. Называет себя Милан словами: «Ей-а-р, радио-Милано».

Франция почти что совсем не попадает в радиотрубки. Изредка удается «выудить» Тулузу; Радио-Пари напоминает о своем существовании по большей части лишь легким свистом.

Из 'английских станций постоянным представителем у нас является Девен- три—старый 5ХХ. Его громкость по сравнению с летней значительно возросла. Девеитри 5gb—«экспериментальный» (479 ж) изредка слышен довольно громко, обычно же принимается ниже всякой критики. Этот второй Девеитри, несмотря на уже солидный «стаж» работы, все еще называется «экспериментальным». Невольно вспоминается аналогичное название «Опытного» передатчика Нарюомпочтеля у пас.

Станции более близких стран—немцы, шведы, поляки и чехи—слышны преимущественно, за редкими исключенинми, прилично. Особенно отличается Чехо-Сло- вакия. Две ее станции, увеличившие в в этом году свою мощность—Братислава и Косиц и Острава, слышны отлично. Но отстает от них и Прага. Врио принимается немного слабее.

Никто из радиолюбителей «эфироловов», наверное, ие удивится, если в один прекрасный день польские станции, в особенности популярные Катговицы, «позабудут» польский язык и начнут передавать только по-французски. Пока что они к этому идут. Почти наверняка можно сказать, что французский язык преобладает в передачах Катговиц над польским. И сейчас многие любители, особенно начинающие, поймавшие Катговицы, наверное воображают, что приняли Тулузу или еще какую-нибудь французскую станцию.

Столь популярный у нас германский Бреслау (325 метров) благодаря улучшившейся слышимости других соседних станций не производит такого «гремящего» впечатления, которое он производил весной и летом. Находящийся на близкой к нему волне Гетеборг (322 ж) бывает часто слышен громче своего германского собрата.

Копенгаген принимается, конечно, регулярно, но не всегда с достаточной громкостью. В отдельные же дни он слышен очень хорошо, что было, например, 13 сентября.

Мы уже раз писали о том, что многие европейские часы, бой которых передается в эфир, не верны. Недавно наблюдался курьезный случай. Шведские станции работали долго, что с ними редко бывает, и в 1 час ночи (12 часов сред-

ОПЫТ РАДИОФИКАЦИИ БОЛЬНИЦЫ

Есть в г. Воронеже больница имени Плеханова, при ней костнотуберкулезное отделение. Среди больных есть такие, которые лежат не вставая по нескольку месяцев. Большинство больных

крестьяне. Много детей. Лежать тяжело. Скучно. Многие неграмотные. И вот—к каждому больному пришел друг—радио.

Больница благодаря энергии врача-ра- диолюбигеля Торканавс чувственного

отношения администрации больницы (доктор Слободской) радиофицирована. Создан маленький узел. Купили шести- ламловый приемник, аккумулятор накала: аккумулятор анода сделан т. Т о р к а- ном, проведена трансляционная сеть но всей больпице на 18 точек. Розетки поставлены так, что каждая двуухая трубка, разнимаясь, обслуживает две койки. Таким образом, 36 больных слушают одновременно передачу.

Кроме этого в солярии имеется репродуктор от этого же узла.

Действие радио на больных—исключительное. «Только и ждешь, когда заговорит», говорят больные «Легче как-то болезнь переносится».

— «А я за всю жизнь столько хорошего не слышала, как здесь», говорит больная крестьянка.

Рабочий полдень, крестьянские передачи слушаются с неослабным вниманием. Обслуживается установка двумя радиолюбителями.

Несомненно, что это ценный опыт.

Ячейкам ОДР, общественным организациям следует приняться за радиофикацию больниц.

Мы сделаем этим большое дело огромной культурной важности, мы этим привлечем тысячи новых самых горячих друзей радио, которые понесут в деревню идею радиофикации.

Мы облегчим больным тяжелые часы болезни.

А. Красовицкий

В комнате костнотуберкулезного отделения Плехановской больницы гор. Воронежа

слушают радио

!570