Страница:Радио всем 1929 г. №21.djvu/40

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


СОВЕТСКИЙ ЭФИР

Последней «злобой дня» наших деятелей, особенпо москвичей, является переход Опытного передатчика на волну 511 метров. Это переселение произошло для большинства любителей совершенно неожиданно. После этого среди любителей только и было разговоров, что о последнем «фортеле» Опытного. Положительной стороной этою события явилась разгрузка длинных воли. Облегчился прием станции им. Попова и ВЦСПС. Зато многие москвичи жалуются на невозможность одновременного приема Опытною и станции МОСПС. Затруднился, а зачастую стал невозможным прием Риги, Вены, Будапешта и других станций, работающих на волнах около 500 метров, во время работы Опытного передатчика. Очень интересно, как слышен Опытный на новой волне, в отдаленных от Москвы на 600—1000 км местах? Кстати, Опытный передатчик недавно был «именинник». Год тому назад, в октябре, он начал свои передачи, сразу завоевав симпатии любителей, живущих в провинции. В годовщину ею работы, приветствуя его, мы всецело присоединяемся к пожеланию, вынесенному т. Кубаркипым в «Радиослушателе», пожелаем Опытному выбраться из душной Москвы на лоно её окрест!гостей, тем самым превратить своих врагов—московских радиолюбителей—в верных друзей.

Другим «событием дня» явился переход станции МОСПС на волну 379 метров. Станция МОСПС как бы «убежала» подальше от Опытного. В отношении уменьшения помех это ей пошло на пользу, зато она «закрыла» прежде свободный для москвичей заграничный диапазон от 320 до 400 м. Теперь, без помех, па простые типы одно-, двухламповых приемников, в Москве осталось возможным принимать лишь станции на волнах ппже 320 метров. Выше весь эфир занят Москвой (5 станций).

Возобновившая свою работу после длительного перерыва станция им. Коминтерна, по всеобщим отзывам, слышна чище, но... слабее, чем раньше. Один из наших корреспондентов далее пишет: «...слушаю его передачи, и не верится, что это тот самый. Может быть его подменили?»

Хорошую дальность действия имеет пошли передатчик ТАСС на волне 2 405 м. По отзывам, он принимается громко днем на больших расстояниях от Москвы, громче других московских станций.

Некоторые сибирские любители упрекают нас Я том, что мы не уделяем совсем места работе сибирских станций и дальнему приему в Сибири. Это происходит потому, что сами сибирские любители мало пишут нам о результатах своих наблюдений. Слушать же Сибирь в Москве нельзя. Потгому лишите, товарищи сибиряки, больше о работе стапцпй вашего края, а также о возможностях приема в Сибири.

Довольно обширный радиус действия имеет Омск. Позыва ет он себя так: «Слушайте, говорит Омск (2 раза), волна 517 метров». Омск часто транслирует оперы п пьесы из гостеатра. Иногда транслирует по радио Свердловск и Новосибирск. Трансляция не получается

особо чистой. На Урале и в области Коми приему Омска сильно мешает отвратительно работающий Великий Устюг. Любители прямо недоумевают, для чего работает Устюг? Особенно скверно получаются собственные передачи Устюга. Опи почти перазборчивы из-за хрипа. Трансляции Москвы и Ленинграда выходят немного лучше, но все же очень плохи. Слышен Устюг слабо, даже на небольших от пего расстояниях.

Попрежнему жалуются любители восточной части Союза (Урал и Сибирь) па взаимные помехи между Свердловском и ст. им. Попова, в Москве. И действительно, неужели нельзя устранить эти помехи, переменив волну одной из этих станций?

Постоянство волн ваших стапций немного улучшилось по сравнению с прошлым годом, хотя, конечно, в этом отношении работа некоторых станций оставляет желать лучшего. Непостоянна волна Самары (офиц. 417 м), вследствие этого она то и дело интерферирует с другими соседними по волне станциями. Она даже ухитрялась «залезать» на волну длиннее волны Харькова (426). Продолжает оставаться весьма непостоянной волна Ростова (848,7), Ставрополь (офиц. 545 м) «качается» между Сундсваалем (542) и Будапештом, интерферируя попеременно с обоими. Гомель также работает не на своей волне (483) и интерферирует с Прагой (487 м), Минск на волне 700 метров слышен громко и чисто как под Москвой,

так и на крайнем востоке европейской части СССР (Урал, Коми).

Из украинских станций большой чистотой передачи отличается Днепропетровск (383 м). Это одна из немногих станций юга СССР, работающих чисто.

Очень громко слышен по всей Европейской части Союза, а также легко довольно принимается почти по всей Сибири малый Харьков (426 м—4 кле). Одно лишь досадно—его постоянный сильный фон, зачастую совсем отбивающий' всякую охоту его слушать.

Хорошей работой отличаются Казань,, Орениург и Уфа. Казань, несмотря на небольшую (1 клв) мощность, слышна очень приличпо даже под Москвой. Официальная волна 486, действительная немного длиннее—487—488 метров. Называет себя: Казань, на русском и татарском языках. Приводим русский текст: «Говорит Казань» (2 раза), радиостанция- имени десятилетия Октября, на волне...», после чего следует объявление на татарском языке.

Уфа называет себя: «Слушайте, слушайте, говорит Уфа, радиостанция Нар компочтеля на волне 565 метров».

Из стапций Сибири, кроме Омска, отметим еще Новосибирск. Вот что пишет про него тов. Соколов (г. Бийск): «Наш Новосибирск (1240 м) часто терпит неудачи. После летнего ремонта начал говорить на одной волпе с Свердловском (1 100 м), затем с Харьковом. Вчера опять слышалась при передаче Новосибирска какая-то станция, мешавшая' приему». Новосибирск заканчивает свою* работу словами: «Слушайте, говорит Новосибирск, проверьте ваши часы, сейчас- ровно... часов по сибирскому времени» (разница с московским временем 4 часа).. Начинает Новосибирск передачу словами: «Слушайте, слушайте, говорит Новосибирск, первая сибирская широковещательная станция на волпе... метров, мощность в антенне 4 киловатта». Радиус действию Новосибирской станции при приеме на детектор—350—400 километров.

ДАЛЬНИЙ ПРИЕМ В ОКТЯБРЕ

Просматривая сводки слышимости дальних станций как паши, так и наших постоянных корреспондентов, находящихся в различных местах Советского Союза, можно вывести заключение, что даль- нйй прием в середине октября заметно улучшился. Некоторые корреспонденты отмечают даже, что теперь слышимость лучше, чем в хорошие зимние дни.. Интересно то, что, составляя сводки регулярных наблюдений, произведенных в различных местностях Союза, можпо заметить, что дальний прием в один и тот же день не остается одинаков в различных местностях. Например: в Ленинграде прием очень плох, в Москве средний, а на востоке (Поволжье например) возможен прием дальних мощных станций на детектор. Об этом мы уже говорили в одном из предыдущих номеров нашего журнала.

В октябре попрежнему отмеча лась очень устойчивая, но слабая слышимость длинноволновых станций. «Свис» даже Ленинград, не говоря о Радио-Пари и других подобных станциях. Очень посредственно слышен Кенигсвустергаузен. После конца передачи Кенпгсвустергаузена на той же волне (1 635 м) работает двух- килловатный Норддейх, передающий метеорологический бюллетень. Слышен Норддейх несравненно слабее Кенига.

Значительно улучшилась слышимость средневолновых станций. Мощные средневольные статут, вроде Глейвица, Ко- епце, Кенигсберга и др., можно принимать па громкоговоритель ужо в 18—19- часов, почти каждый вечер. Поздним вечером на наш приемник 1—Y—1, ка. лампах МДС получается «оглушительно» громкий прием Будапешта, Сундсвааля, Риги,. Бены, Каттовиц, Бреслау и Глейвица, всех чехо-словацких станций, а иногда, и некоторых других. Прием бывает настолько громок, что уши «режет» и можно применять громкоговоритель для приема на порядочную аудиторию. Это к условиях приема по соседству с Москвой, электродорогой и прочими прелестями.

Интересно, как изменяется слышимость в различных районах Москвы и ее окрестностях. В 20—30 км от Москвы дальний прием «совсем как в провинции». Ближе к Москве ов заметно ухудшается.. Разница между приемом в центре Москвы и приемом в 6—8 км от нее меньше, чем; разница в приеме между местами, расположенными за 25—30 км и за 6—8 км от- Москвы. Особенно плохим дальним приемом и сильными помехами отличается кольцо «А». Однако и в центре Москвы: есть некоторые тихие переулки, с небольшими домами и с отсутствием трамваев, где дальний прием большей частью хорош. Особенно много таких «тихих пристанищ» прилегает к Арбату и улице Герцена.

638