Страница:Радио всем 1929 г. №24.djvu/12

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


10 лет тому назад, в июле 1919 года, трое германских изобретателей—Массоле, Эягль и Фогт—тачали в Берлине свои опыты со звуковой филыюй. В результате этих опытов появился аппарат системы «Три Эргон», который был показан изобретателями несколько лет тому назад в Москве.

Мы помещаем ниже перевод статьи одного из трех изобретателей—Ганса Фогга. Статья дает яркую характеристику буржуазно-капиталистических условий, при которых изобретение, даже самое значительное, может найти применение лишь тогда, когда использование его выгодно предпринимателям данной отрасли промышленности.

Совершенно очевидно, что если бы не было противодействия (о чем говорится в статье Ганса Фогга), со стороны германских кинопредпринимателей—звуко-

фильма давно получила бы в Германии сильное развитие.

Звукофильма является сейчас в буржуазных странах лишь сенсацией, из которой предприниматели выколачивают колоссальные прибыли. Но об использовании этого замечательного изобретения в культурных целях там нет и речи.

Статья Ганса Фогта.

1912 год. В техническом мире—сенсация : первая усилительная лампа Либенса.

1919—1929.

Ее появление уже указывало пути к возможности фиксации невидимого дыхания человеческой речи в видимых знаках на кинопленке. Явилась возможность запечатлевать не только жесты и движения артиста, но и его голос.

Империалистическая война требовала, однако, иного. Приходилось работать для военных нужд. Тут было не до звуковей фильмы. Но идея ее осталась.

1919 год. Трое изобретателей уединяются в небольшую лабораторию в Виль- мерсдорфе в Берлине. Падающие в цене бумажные марки, получаемые в виде поддержки от небольшой группы финансистов, дали изобретателям возможность в течение целых трех лет экспериментировать в полной тиши, вдали от посторонних взоров. Никто не знал, над чем и для чего они работают.

За это время в лаборатории был разработан ряд изобретений, которые имели огромное значение для говорящей фильмы и для электроакустики: газовый микрофон, двигательный механизм для тонфильма, электростатический громкоговоритель, фотоэлементы, специальная оптика для тонфильма, съемочная и проекционная аппаратура, и, наконец, в и н о - з в у- ко-фи ль мы.

Первое слово, произнесенное тонфиль- мой, было—«м и л л и а м'п е р». Первая

и т. д.—была еще раз снята характеристика, которая изображена на рис. 6. Как видим, лампа потеряла эмиссию, уменьшила крутизну, а следовательно и другие параметры. Динатронный эффект остался, хотя и наступает значительно позже. Неожиданный подъем характеристики (1а) н положительной части обязан, очевидно, вторичным электронам сетки. Как и раньше, ток сетки меняет направление. Нить лампы УО-3, конечно, боится перевала, хотя возможно и меньше торированных.

Насколько однородными являются лампы по своим параметрам и степени вакуума, сказать на основании испытания двух штук, конечно, нельзя. Можно однако сказать, что лампа УО-3 является хотя и запоздалым, но шагом вперед но сравнению с торироваиными, в остается пожелать, чтобы рынок не ощущал в них недостатка. Цену лампы 11 р. 75 к. следует признать чрезмерно высокой.

ъ

т Д

18

16

Ja

Ч

г* *

12

4

К

« 

/ 6

OtmA

4

  • 3 аг /

г

V/

30

го

ю

д

ю

kb

30

40


. свточиЫй ток В _ увеоичоином маситаоа

Рис. 6

звуво-вино-фильма изображала артистку Фридель Хинтце, читающую стихотворение «Полевая роза».

1922 год. 17 сентября, в 11 час. утра в театре Альгамбра (неподалеку от великолепного кино «Глория-Палас», где сейчас, 7 лет спустя, немецкая публика поражается ввезенному из Америки «чуду»— звувофильме), был обнародован секрет трех изобретателей. Небольшой круг приглашенных лиц имел возможность убедиться, что экран действительно заговорил.

Вся пресса отметила это событие, как исторический день кинематографии. Только господа предприниматели немой фильмы скептически улыбались. Печатные органы кинопромышленников возвещали, что истинное киноискусство должно быть немым. И вообще упаси нас, боже, от подобных экспериментов.

Это значило, что германская кинопромышленность решила воздержаться от работы со звувофильмой. Фирмы, производящие киноаппаратуру—тоже.

Финансировавшие изобретателей предприниматели стали жалеть о своих 60 000 марок, потраченных на изобретение системы «Три Эргон». Изобретатели, ставшие вдруг знаменитыми, не имели средств на жизнь...

В этот тяжелый для них момент появился некий швейцарец—юрист, который купил изобретение. Благодаря этому явилась возможность продолжать опыты.

В 1923 г. мы создали фильму «Жизнь в деревне» о чудесными съемками зверей. Па сконструированных нами по трем системам проекционных аппаратах фильма демонстрируется о большим успехом в Берлине и на Рейне. Мы в это время конструировали все нужные приборы, от микрофона до репродуктора.

Звукофильма начинает жать и завоевывать общественность, движимая усилиями трех энтузиастов.

Но в это время швейцарец поссорился с финансировавшими его текстильными фабрикантами.

Звувофильмой заинтересовалась кинопромышленность. Взялись за это дело какие-то случайные люди, представители фильмы «Уфа», и о треском его провалили.

Германская фильма становится опять немой.

Изобретатели опять заперлись в своей лаборатории и продолжали свои опыты.

В 1925 г. появился в Цюрихе американец Фокс, который скупил за бесценок для представляемой им фирмы права на изобретение. По этой системе в Америке была сооружена аппаратура. Но и

714