Страница:Радио всем 1930 г. №02.djvu/11

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


делах от 0,2 до 0,7 (при наивыгодней- шгй детекторной связи), т. е. во многих случаях кривая резонанса будет еще тупее, чем показанная на рис. 3 (И).

Какие же существуют выходы из этого положения?

Лучшим выходом из положения было бы применение приемников со сложной схемой (о несколькими колебательными контурами), дающих хорошую отстройку, но такие приемники очень сложны и дороги. Можно предложить в сущности еще только один способ избавления от помех—при помощи фильтров на исключаемые частоты, но наличие пяти станции и необходимость иметь иногда, для четырех из них фильтры делает этот способ также почти недоступным. Кроме того очень сильный помехи требуют очень хороших л дорогих фильтров, И очевидно невозможно снабдить ими всех слушателей. Кроме того оба способа так усложняют обращение е приемником, что справиться с ним будет под силу дал око не всякому радиослушателю.

Таким образом, следует констатировать, что московские слушатели-детекторпикя (именно дотекторники составляют главную массу слушателей) находятся в безвыходном положении. Уплотненность эфира значительно превышает то возможности в отношении отстройки, которыми обладает ваша массовая радиоаппаратура. Между тем, надо думать, что первое нужно приспосабливать к возможностям второго, а но наоборот.

Любитеяи-ламновики находятся, правда, в лучшем Положении, но у них другое горе—гармоники.

Немного практических данных

Для иллюстрации приведенных рассуждений и полученных выводов, на 'рио. 4 и 5 приводятся две серии кривых, представляющих собой результаты произведенного два раза опыта, (12 июня и 18 'ноября 1929 г.) во время одновременной работы 5 московских станций. Опыт заключался в следующем. Последовательно с телефоном в детекторный приемник Л-3 (лучший из наших фабричных приемников! был включен гальванометр1 и пройден весь диапазон предварительно проградуированного приемника с отсчетом показаний гальванометра, через известное число градусов настройки. В результате были получены приводимые кривые, представляющие 'собой зависимость постоянной слагающей силы тока в телефоне от частоты, на которую настроен приемник (собственно, кривые резонанса), причем каждой катушке соответствуют две кривых (на схеме длинных и коротких воли). .Кривые имеют 4 и 5 максимумов, соответствующих настройке на одну из станций. Место приема,—Кожевники. Наибольший максимум соответствует частоте «Коминтерна» (ближе всех расположенного). Максимумы на частотах «ВЦСПС» и «Попова» зажаты между горбами «Опытного» и «Коминтерна». Отдельные горбы,

как видим, нигде не разделяются совершенно, а сливаются очень высоко над порогом слышимости. На диапазоне частот от 165 до 460 килоциклов (волны от 1 800 до 650 мт), как видим, ток в телефоне нигде не падает ниже, чем до 0,5 миллиампера. Детекторная связь поддерживалась все время наивыгоднейшей в смысле отстройки. Кривые сразу дают представление полнейшей «ваши», имеющейся в эфире. Практически без раздражающих помех в обоих опытах олуша,ть можно было только «Коминтерн» и «Опытный». Даже две самые дальние 'станции—«ВЦСПС» и «Попова»—тоже мешали друг другу (во II опыте).

Разумеется, этот опыт не характеризует общего положения вещей, но как частный случай достаточно показателен, и выводы из него полученные могут быть распространены и на другие случаи, схожие по условиям с данными. Следует еще отметить, что по стопам Москвы идет провинция, и. московское положение в миниатюре существует, напр., в Харькове и намечается в Ленинграде. Можно безошибочно утверждать, что московские слушатели, давно лишенные элементарного права, само собой разумеющегося в радиовещании—права свободного выбора приема той станции, которую хотелось бы слушать,—слушают то, что кому «лезет» в приемник. Живущему около «Опытного»—«Опытный», около «Коминтерна»— «Коминтерн» и т. д. Отсюда недоразумении и жалобы: «Хочу слушатьирограммы, идущие через «Попова»—онеры и т. д., а живу около «Опытного», где дают гармошку». Не об этом нужно говорить, а о восстановлении в пашем понятии самой идеи «радиовещания». «Для радио нет границ», ш> каждому москвичу эти границы указаны одной из роли: «Опытного». «Попова», «Коминтерна», «МОСПС», или,

еще хуже, сразу двумя или больше из них.

Совершенным диссонансом с обрисованным положением в области радиовещания звучат олова: «Развитое использование радио для массовой работы требует системы соединения беспроволочными путями, требует перехода от односторонней к многосторонней передаче—слушанию, а в дальнейшем и двухстороннему видению на расстоянии... Исследование новых путей, могущих расширить, улучшить возможности победы над пространством для общения масс и продвижения Культурных ценностей, должно быть задачей советских рзднофнка торов» (из статьи т. А.

Любовича, «Радио Всем», Л? 22, 1929 г.). Пока, же практически приходится искать пути, как это ни странно, лишь к обеспечению скромной возможности одностороннего слушания».

Что предвидится в будущем

Ничего,-кроме той же I зоны, так как 300 киловатт в Богородске (60 км от Москвы), гдо ПКПТ, по имеющимся сведениям, предполагает строить будущий радиовещательный центр (через 3 года), создадут те же условия, если не хуже. Расстояние выбрано совершенно недостаточное даже для втрое меньшей мощности, а не только для станции мощностью в 300 киловатт.

Практические предложения

Это, однако, дело будущего, а на сегодняшний день следует принять, по нашему мнению, какие-то меры, чтобы немедленно, насколько возможно, улучшить положение. Не подлежит сомнению, что в работе московских станций имеется параллелизм, совершенно излишний. По даже если и придется чем-нибудь пожертвовать, то это все же лучше, чем передавать все, чего никто не в соетол-

лас/поша в килоциклах

33