Страница:Радио всем 1930 г. №04.djvu/12

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Вопрос о радиофикации Московского гарнизона через центральный радиоузел возник давно. Вызвано это было тек, что существовавшая система распределения громкоговорящих установок по отдельным частям ни с какой стороны себя не оправдала. Установленные громкоговорители, как правило, проработав некоторое время, замолкали из-за недостатка квалифицированного обслуживающего персонала, нехватки деталей и т. д. Такое положение создалось в большинстве частей Московского гарнизона. Исход из создавшегося положения намечался лишь в скорейшем проведении радиофикации через центральный радиоузел.

Центральный Дом Красной армии, как культурно-просветительный центр Московского гарнизона, при содействии со стороны ПУОКРа и ОДР СССР приступил в январе 1929 г. в составлению проекта радиофикации и выбору системы. Подготовительная работа показала, что в условиях большого города, о' сильно разбросанными пунктами, подлежащими радиофикации, пользоваться системой воздушных самостоятельных линий нецелесообразно вследствие больших капитальных

затрат и ряда эксплоатациониых неудобств. Наличие в каждом крупном городе телефонных линий дает возможность, при современном состоянии радиотехники, избавиться от прокладки самостоятельной воздушной сети для цели радиофикации. Эта возможность была положена в основу радиофикации Московского гарнизона. Необходимо, однако, отметить, что система использования свободных телефонных линий для передачи

программ в пункты, подлежащие радиофикации, не нова, и применялась она впервые в 1927 г. МГТС.

Принципы работы такой системы заключаются в следующем: в местах установки большого количества репродукторов (дом-казарма и т. д.) помещается специальной конструкции усилитель с полным питанием от местной осветительной сети. Особенность этого усилителя заключается в том, что он включается и вы-

РАССКАЗ О МОЕМ ТОВАРИЩЕ

Вы вот, поди, со своими радиоштуками возитесь и не знаете того, какое из-за ипх может выйти огорчение... А я, красноармеец четвертой роты енского полка Пермяков Иван, могу вам об этом рассказать... Что? Да об огорчении из-за этого самого радио... И в самом-то деле, товарищи, легко вы думаете человеку, ежели у него в нутре, можно сказать, вое горит, а он не может... Что? Нет, не о себе. Да вы меня не перебивайте, сами знаете, какой я рассказчик—спутаюсь...

Так вот, пришел к нам осенью о седьмым годом Шмель Игнатий. Славный, видать, такой—глаза голубые и карманы пузырем. Как водится,—прошел он всякие дистанцйи и плюхнулся рядом со мной на койку. Ну, известное дело, познакомились.

— Я,—говорит,—радиолюбитель, — это •он мне между прочим.

— Что такое,—спрашиваю,—за любитель?

— Да вот, люблю,—говорит,—свинью в эфире ловить.

Ну я, конечно, старослужащий красноармеец, давай ему по-дружески разъяснять, что у нас, как прививши звание

красного воина, такими пустяками, то есть свиней ловить, заниматься не приходится.

— Хы,—говорит он мне,—какой ты, Иван, чудак!..—И выложил вше об этом самом радио целое решето.

Гляжу я на него впоследствии,—действительно,—бо-олыпой любитель мой Игната. Лежит, окажем, какая-нибудь казенная, то есть рабоче-крестьянская вещь. Так он—нет, чтобы ее прямое назначение выяснить, а все примеряется—не приходится ли для радио? И о этой точки зрения охаял винтовку:

— Ну, что,—говорит,—сталь!.. Магнетизма—и баста... Разве только вот пружинку из подающего механизма можно было бы пристроить к этому... как его... да-да, де-тек-тору о карболовым рундом... А вот патроны,—говорит,—это уже вещь, дескать, из цветного металла...

Больше всего же ему понравились цинка, в которых патроны:

— Может, экраны бы вышли, а?..

И на что ему, думаю, экраны, шли есть у нас в полковом клубе один, да и от того, по причине плохих картин, частенько дремлем...

Ничего бы, может, и не случилось, если

бы не наш комвзвод—товарищ Запалив. Не понравился ему как-то внешний вид Игнатия:

— Что,—говорит,—товарищ Шмель, у вас вечно карманы вздуты, как будто в них целый воздухоплавательный парк расположен?..

— Да это, товарищ командир взвода, у меня разная деталь запасена,—отвечает Игната. И давай тут же деталь показывать : из одного кармана рытащил— вея насквозь из ребрышек, в дырках, потом—кнопки высыпал. Из другого же проволоку начал мотать—тащит и тащит— аж сам удивляется:

— Ишь,—говорит,—у этой «пе-беды» го конца, пожалуй, и не сделали?., когда вымотал—заявил командиру,

что он, так и так—радиолюбитель.

— Хорошо, хорошо,—смеется товарищ Заналин,—начальник клуба у нас уже спрашивал—нет ли, дескать, любителя, чтобы клубный приемник’наладить.

И поехала!.. Припер Игнатий из клуба ящичек, наискось срезанный, и строго заявил:

— Дрянь старомодная—Б. Т.

Потом давай его разглядывать и за волосы себя хватать:

— Иван,—кричит,—погляди: в этот

тротуар, или как он там оказал... да-да— панель—надо лампы вставлять, а тут,— говорит,—гвозди присутствуют.

90