Страница:Радио всем 1930 г. №06.djvu/13

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Если раньше, в период увлечения первыми детекторными приемниками, даже около самой плохой громкоговорящей установки нетрудно было собрать большую аудиторию слушателей, то теперь, когда г радио перестало быть забавной диковинкой, повысились и требования радиослушателя. Теперь уже никого ие заставишь слушать хрипящий и шипящий громкого- ^ воритель, и даже сносно работающая (о точки зрения радиолюбителя) громкоговорящая установка часто вызывает недовольство радиослушателя. Вопросы мощного художественного приема неоднократно обсуждались на страницах наших журналов, однако большинство статей, посвященных этой теме, касались лишь усилительной части установки. Мы имеем описания неискажающих усилителей Н. Ч. (пуш-пул, усилитель на сопротивлениях и т. д.), но в большинстве случаев эти хорошие сами по себе усилители приключаются к обычным диффузорным или, еще того хуже, рупорным громкоговорителям, в силу чего весь эффект усилительной схемы сходит на-нет.

Заграничная практика сравнительно недавно выработала новый тип так называемого «электродинамического» громкоговорителя. Этот громкоговоритель, оообеппо пригодный для больших аудиторий, отличается по сравнению о старыми типами исключительной чистотой и естественностью передачи. Правда, электродинамический громкоговоритель несколько сложен в постройке и сравнительно дорог в обслуживании, однако эти отрицательные качества должны с избытком окупиться его положительными свойствами.

Требования, предъявляемые к громкоговорителям

К каждому хорошему громкоговорителю в настоящее время предъявляются два основных требования: во-первых, он. должен обладать возможно высокой чувствительностью (т. е. давать значительную силу звука при незначительных мощностях подводимой энергии) и, во-вторых, должен абсолютно точно воспроизводить все изменения токов звуковой частоты

и в совершенно одинаковой степени отзываться на токи различных частот, т. е. давать пеискажеяную передачу.

_ Первое требование в настоящее время можпо считать не столь существенным,

товились к отпору, либо уходили со своим добром в неприступные места.

Так было в Закавказьи, где до сих пор горные гряды хранят остатки укреплений, служивших дальнему глазу сигнализации... Вспыхивали костры и на берегах морей, давая знать затерявшимся на их поверхности мореплавателям, рыбакам, куда нужно направлять им свои суденышки, либо где крутизна скал, гряды подводных камней создают смертельную опасность приближающимся к ним...

И все же пространство поглощало...

Но стоило отделиться от своей базы, стоило отойти ог нее на расстояние, невидимое глазом, как пространство поглощало человека, лишало его связи с семьей, родовой группой, первобытной общественной организацией.

Что было за пределами территории— освоенной в кочевой, а дальше и оседлой жизни|—человек не знал. Но появился эксплоататор, властитель, завоеватель. Ему на службу пришла письменность, не доступная «черни». По его приказу, но поручениям приближенных пособников, летели во все стороны гонцы, неся вдаль письменные вести слугам, вассалам и соседним, равпым «государю» угнетателям.

Так возникло дальнее письмо, для преодоления пространства. Но им не могли пользоваться «подданные» властвующих, угнетающих. Им не только это было недоступно, не только далеко отстояла от массы вся организация дальних сношений, но и прямой запрет пользования сопровождал, как правило, орудия связи, предназначенные лишь для ограниченного круга избранных.

Появились вое более совершенные средства передвижения для пересылки известий. Все более правильной становилась их организация. Устраивались дороги, пункты остановок, смены гонцов, лошадей. Катили по ним фельдъегеря, лупя ямщиков и смотрителей станций. Это уже более поздний, знакомый по русской литературе, период развития связи путем письменных дальпооообщений.

Более широкий круг-торговцы, помещики—пользовался в то время попутной, менее совершенной организацией связи, так называемой почтой, попрежнему недоступной массе «простых людей». Место факелов заняли другие огневые сигналы, семафоры. Давно зажглись на берегах морей маяки, указывающие путь плавающим, сигнализирующие опасность, либо указывающие приют кораблям. Чередование огней, их разпая прюдолжителъность позволяли составить сложное известие для передачи без передвижения на небольших расстояниях. Накануне новых открытий была техника передвижения, связи...

А масса подвластных, приниженных, экешгоатируемых люден все так же была разорвана в общении, разорвана пространством, поглощена им. И только время от времени, подобно «Узун-Кула», шла стоустая молва, передавая вести, то о попытках восстания против поработителей, те о жестовом усмирении подеявшихся в отчаянии масс. Но еще быстрее пробегали на взмыленных, непрерывно сменяемых, лошадях посланцы воеоод-органи- заторов защиты властвующих грабителей и извещали сворны «государевой» челяди о предупреждении нападения и подготовке расправы...

Победа может.быть только общей

Пространство—только одна из враждебных человеку сил природы. Его можно преодолеть, лак я другие приредные препятствия, организованным воздействием человеческой массы. Но только массы— трудящихся, строящих новое общество после победного восстания против эксплоа- таторюв. Только массы трудящихся—рабочие социалистического хозяйства, могут вести успешную борьбу о препятствиями, вызываемыми природой, и борьбу о пространством!—частью природных условий.

Широкая борьба с пространством не может вестись государствами, представляющими интереоы обладателей огромных материальных богатств, строящих, кроме грапей природы, искусственные границы, ограждающие от соперничества одну банду грабителей ог другой. И создающие

139