Страница:Радио всем 1930 г. №12.djvu/31

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


— Мы должны засеять '2 600 гектаров. Наш район является сплошным колхозом. На сегодня план засева выполнен—130 %. Кулацкая агитация нам не страшна. Сейчас, когда опубликованы новые льготы колхознику, мы наблюдаем большой прилив в колхозы бедняка и середняка. Наши колхозники объявили себя ударниками.

— Наши крестьянки,—дальше говорила ударница Марфа Ивановна Кузнецова,—объявили себя ударницами. Сделали вызов женщинам соседних сел и деревень. Мы занимаемся и готовимся к обработке огородов: завтра будем садить картошку.

У микрофона аплодисменты, смех. Оркестр играет туш.

— Время истекло. На этом заканчиваем рапорт Алексеевских колхозников. Передача производилась на яровом клину во время работы засева полей,-—закончила диктор.

Слышимость с тля была вполне удовлетворительной. Выступавшие с рапортами говорили четко, ясно и понятно. Немного подпиливал оркестр.

Эта передача проводилась силами Радиоцентра как первый опыт. Но вот другой случай. Этот случай является в: работе радио первым. В республике Немцев Положил в селе Харьковка местпый избач придумал транслировать в поле радиоработу колхозников. Вот” что он рассказывает:

— У нас, когда колхозники выехали в поле коллективно боронить, начали требовать : «А где же радио? Почему оно не с нами в поле? Хочется послушать «новостишки» из столицы». Пришлось взяться за установку радио в поле,— рассказывал избач.

Избач снял из избы-читальни громкоговоритель, приемник-усилитель, а в радиоузле—микрофон. Привез в поле. Колхозники не верили, что из этого выйдет толк, и подсмеивались:

— Не будет дела, чтобы радио здесь-то заговорило.

При помощи инструктора радиоузла установили мачты, повесили громкоговорители в разных участках, где производилась работа, и у колхозного обоза. Здесь же установили и приемник с микрофоном и усилителем.

— Наши колхозники так и ахну .та: «Ага, заговорила Москва».

Радиотеатр и

Когда произносится слово радиотеатр, то возникает представление о каком-то театре, который сопоставляется с другим обычным театром, и в какой-то степени должен соперничать с ним, быть конкурентом—другим театром.

Но начальная приставка «р а д и о» как бы коррешрует это представление, а под конец приводит к отрицанию первоначального представления, благодаря тому, что радиотеатр начинает мыслиться не как самостоятельное учреждение, а как студия, приспособленная для передачи художественного исполнения исключительно на наушники я на рупор. Получается путаница. Каждый слушатель и даже радио- работник начинают поддерживать то положение, что для радиотеатра нужно быть менее всего театральным, подменивает понятие театральности радиофоничностью пт. д. В конце концов, приходят к заключению, что никакого радиотеатра нам в радиоцентре не нужно, что идея радиотеатра возникла потому, что имелось помещение, по внешнему виду напоминаю-

Москва передавала колхозную информацию.

— А когда же «Крестьянскую-то газету» послушаем?

— Вечером,—отвечал избач Кругликов.

Во время перерыва в 6 часов, когда

вожатые задавали овес лошадям, колхозники слушали деревенские радиопередачи.

А через полчаса колхозники опять продолжали боронить пашню.

На другом производственном участке во время отдыха бригадиры становились у мпкрофюна и рапортовали посевному штабу:

— Второй производственный участок с 6 до 8 часов вечера засеял с превышением на 6о/о.

В ответ из четвертого участка старший групповод с прискорбием сообщал:

— Наш участок недовыполнил сегодня 12% плана. Обязуемся завтра догнать и перегнать третий участок. Мы объявили себя ударными.

Вечером после окончания работ радио принесло новые известия:

— Колхоз «Чапаев» засеял три тысячи гектаров, а совхоз «Гигант» окончил сев за восемь дней до срока.

Колхозников это сообщение задело. И они тут же приняли решение:

— Догнать и перегнать. Вот уж это радио,—говорили колхозники, -как оно подгоняет нашего брата.

— Что ж, это не плохо. Благодаря радио мы быстрее закончим сев.

11 действительно: поля были вспаханы и засеяны раньше установленного' времени.

Надо признать, что участие радио на нолях является не случайностью. В то время когда на весеннем севэ сосредоточено все внимание парши, советской вла- егги и общественности, нужно было бы не только Московскому радиоцентру, но и местным радиоцентрам взяться за такое дело, имеющее политическое и общественное значение, как проведение работы радио на полях.

Первый опыт и почта—огромнейший. В будущем нам надо учесть почин местных радиоактшшетов и поддержать их в столь важных и ответственных кампаниях, проводимых партией и советской властью.

Мы надеемся, что читатель и радиослушатель такой почин поддержат.

За работу!

в Ф. Руд-Воронежский

его назначение

щее театр, и отсюда возникло желание его использовать.

Однако само помещение радиотеатра сослужило нам немалую службу. Так, при перенесении передач в радиотеатр оказалось, что, несмотря на неудовлетворительную архитектуру радиотеатра, совершенно неудачную акустику сцепы и т. и. недочеты, передачи из радиотеатра, достигали большей качественной высоты, были удовлетворительнее, чем передачи из специально оборудованных для этой цели студий, обитых тяжелой материей, застеленных плотными коврами и сплошь задрапированными потолками, а главное, гораздо слабее мешали звуковой стереоскопии.

Это обстоятельство заставило обратить внимание и на переоборудование студий, а вместе с тем и улучшить обстановку радиотеатра для передач. Для этого был предпринят ряд опытов в радиотеатре. Некоторые та них дали определенные указания на необходимость иного размещения микрофона, чем раньше, а вместе с тем

Слушают детскую передачу. Фото Трпгапопа

и иного размещения исполнителей и инструментов. Раньше микрофон ставили по линии рампы посредине так, чтобы звуки могли поглощаться по прямому пути от источника звучания. Теперь микрофон подвешивается на некоторой высоте от пола и дает возможность отдалять его от звучания резких инструментов (меди и ударных). Однако и такое расположение оказывается недостаточно удовлетворительным при передаче сочетаний инструментальной музыки о вокальной, ибо оркестр всегда преобладает над голосом а микрофон к тому же обнаруживает свойство оказывать предпочтение одним звучаниям перед другими. Это обстоятельство заставило1 проработать вопрос над расположением вокалистов к инструментов не только по горизонтальной плоскости, да и по вертикальной, размещая вокалистов на сцене на станках, расположенных в форме амфитеатра, с таким расчетом, чтобы оркестровое звучание находилось от микрофона в большем отдалении, чем вокальное, а ансамбли и хоры располагались бы от микрофона ниже солистов, чтобы при общем звучании вокальных и инструментальных достигалась оптимальная выразительность передачи.

Таким образом, для достижения наилучшей передачи приходится переоборудовать сцену и оркестр применительно к требованиям радиофоники и радиоакустики.

Это первый момент—внешнее условие, для передачи, диктующее необходимость отказаться от принятых когда-то условий передачи из студий, занавешенных со всех сторон материей, и перенести передачи в помещение театрального типа.

От этих занавешенных материей студий, однако, не легко и не сразу отказываются, и всякий новый опыт или попытка изменения в оборудовании вызывает потоки возражений.

«Боязнь новизны» пустила и у нас слишком глубокие корни. Но опыт требует большей гибкости, большей смелости в опытах, экспериментах. Эту «боязнь» необходимо' преодолеть.

Расположение исполнителей приводит нас к условиям сцены амфитеатрового тина, ипыми словами, перемещение исполнителя в условия зрителя классического театра.

Далее, для достижения высшего качества художественного исполнения, подразумевая под этим и самые первоначальные условия, как дикция певцов, радиогенич- ность инструментов, фразировка и т. п. и наиболее совершенное мастерство исполнения, т. е. выразительность, «естественность и искренность передач®), по выражению английского драматурга Еоптоа Мэкенчи, занимающегося вопросом радио-