Страница:Радио всем 1930 г. №14.djvu/32

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


20

театре Олимпия под названием «Французских концертов». Через шесть лет «Общество французских концертов» устраивает концерты из произведений Бетховена (1807—1814). С этого времени произведения Бетховена составляют обычную принадлежность концертных программ. После некоторого перерыва, когда «Общество» было закрыто правительством из боязни революционной пропаганды, оно возобновляется декретом в 1828 году (по инициативе музыканта Габенека. и по представлению ходатайства от Керубини, в то время директора Парижской консерватории). Но .и программы, и исполнители совершенно меняют свой облик, отражая самым явным образом правительственную реакцию. В программах доминируют духовные произведения, среди же исполнителей—фамилии наполеоновской аристократии—маркизы, графы, графини и т. п.

Концерта такой формы имеют все большее распространение и организуются тем же слоем буржуазного общества—новой аристократией. Так, генерал Ней, блестящий наполеоновский соратник, прозванный в Париже за войну в 1812 году («нашу отечественную») «московским», организует новое «Общество вокальной, религиозной и классической музыки», которое в 1843 году становится в центре внимания буржуазного общества и в течение ряда лет насыщает свои программы произведениями композиторов разных стран, начиная с французов и кончая испанцами.

В списке членов учредителей этого общества центральной фигурой оказывается опять все та же расфуфыренная буржуазная знать наполеоновской Франции.

На этом моменте приходится задержаться потому, что самая форма музыкально-художественной жизни, самая настройка этой эпохи отлично вскрывает психологию и интересы буржуазного общества, простирающего' свое господство на все области жизни во вое уголки быта. Таким образом, буржуазное общество со времени своего возникновения породило новые формы и в области художественно-музыкальной : концерты типа «французских концертов». На них культивировалась сложная музыка, Новые музыкальные творения, доступные не всем, доступные людям «избранным», умеющим «разбираться в музыке», «знатокам», «имеющим право» судить и оценивать их. Разумеется, всякому посетителю было лестно попасть в число «знатоков». Состав публики таких концертов хорошо представлен знаменитым английским графикам—сатириком Бербслеем в рисунке «Поклонницы Вагнера!». Можно допустить типичность этой карикатуры вообще .для всех любителей концертов буржуазного типа.

Но позволительно задать вопрос: пригодна ли созданная буржуазным обществом такая концертная демонстрация музыкальных произведений для нашего общества, базирующегося не на господстве капитала и капиталистов, а на пролетариате и социалистической конституции, т. е. диаметрально противоположном капитализму принципе? Может ли социалистическая цель пользоваться не социалистическими средствами? Ведь, социализм предполагает вовлечение касс в строительство нового общества, а не отбор «знатоков». Массы должны наверстывать культуру, которой до сих пор были лишены, чтобы на основании полученного опыта изобретать новые формы общения, новые формы познания жизни. Поэтому

форма художественно-музыкальной культуры вообще,—в частности же концерт- пая форма, созданная господством буржуазии,—представляется мало отвечающей задачам социалистической культуры. Значит, надо искать новые формы, изобретать, делать опыты, эксперименты. Делается ли у нас что-либо в этом направлении? Можно твердо ответить: нет.

Форма, установленная «Обществом французских концертов», принята нами по наследству,, как некая художественная давность, такие концерта устраиваются в рабочих районах, колхозах, провинциальных и фабричных городах, и ни у кого не возникает мысли: достигается ли такими концертами тот результат повышения культуры в массах, на который мы рассчитываем?

Разумеется, влияние музыки самой по себе на человеческую психику бесспорно. Однако, насколько веякая музыка способна организовать пеихтсу—это еще вопрос.

Художественная культура не может быть достигнута одной музыкой, ибо действие музыки все же односторонне. Живопись действует силой не только красок, но и рисунка, создающего внешний образ, т. е. конкретизируя в красках некоторый зрительный момент для зрителя, и, тем самым, становится доступнее восприятию большей массы людей, чем музыка, требующая некоторого наличия музыкального интереса у слушателя. Зрительные образы потому доступнее для всякого восприятия, что художественная культура человечества отроилась главным образом на культуре и воспитании видения. К зрительным восприятиям культуры относится большинство видов искусства: архитектура, скульптура, живопись. К слуховому, соединенному со зрительным—музыка и художественное слово. К чистому же слуховому—новый вид восприятия—радиовосприлтие слепого слушания. Разумеется, последний вид восприятия чрезвычайно суживает возмож-

Дальний прием

Май можно назвать первым месяцем летнего радиосезона. До сих пор среди многих радиолюбителей распространено неправильное мнение о непригодности летних месяцев для ведения 'работы то дальнему приему. Многие представляют себе лето как сплошные атмосферные разряды и фэдинги.

Практика последних лет показала, что такое мнение часто бывает ошибочным. И в летние месяцы встречаются дни с отличной слышимостью дольних станций, хотя конечно, таких дней бывает значительно меньше, чем зимой. Кроме того наши любители дальнего приема оставляют в большинстве случаев без внимания одну интересную отрасль радиоработы летом—работу с радиопередвижками. Если

пость приобретения художественной культуры, и поэтому радиоискуоство, имеющее такое необозримое пол» действия, также необъятную аудиторию, нужно рассматривать лишь как первоначальный путь проникновения культуры, в частности художественной культуры, в массы, как первый момент культурной акцептации (приятия) в массы, за которым .должно последовать более широкое приобщение ее к культуре всех прочих видов, основанных на зрительном восприятии.

Еще не произведены опыты над тем,. ] каковы результаты в восприятии массой |

художественной культуры, прививаемой по радио, еще не имеется ни одного психологического исследования на эту j

тему.

Все стремления Радиоуправления наладить дело «изучения восприятия радиослушателя» пока остаются без осуществления. И это понятно, так как совсем не ясно, а пикО'Му не ясны способы: и методы такого изучения. Нельзя же- считать таким изучением разборку анкетных карточек, рассылаемых радиослушателям и составленных со школьной добросовестностью и такой же наивностью, карточек, предполагающих «научное выявление» слушательских восприятий», подменяемых часто «интересами» последних. Статистические данные анкет, даже если бы они доходили до миллионной цифры, не в состоянии представить живую картину результатов восприятия слушателей, так как заполнение анкет является актом опосредствованным, отделенным от самого акта восприятия, самоучетом восприятия, предполагающего» наличие навыка у заполняющего анкету, некоторую надуманность, во всяком случае акт рассудочности, а не отражающим непосредственно эмоционального, воздействия художественного произведения на слушателя.-

С. Лопашов

мы рассмотрим все схемы и конструкции распространенных у нас передвижек, то мы не сможем найти ни одной передвижки, действительно вполне пригодной длл дальнего приема. Большинство передвижек индивидуального пользования построены по разным вариантам сверхрегенеративной схемы, которая, помимо трудности насаживания, редко отличается хорошей чистотой работы. Из других приемников- для приема на рамочную антенну можно упомянуть супергетеродинный приемник. Этот- приемник имеет тот недостаток, что, кроме необходимости применения- большого числа ламп, он сильно подвержен влиянию атмосферных разрядов, так что дальний прием на супер летом затруднен н «грязен». 'Приемники с несколькими» насадами усиления высокой частота на трехэлектродных лампах—громоздки и не-

(Продолжение следуем.)