Страница:Радио всем 1930 г. №16-17.djvu/56

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


32

тов Америки, и английская разведка сыграла в этой деле решающую роль.

Этот случай рисуется э таком виде:

•В конце февраля 1917 г. телеграфное агентство Рейтера опубликовало сообщение, что еще до вступления Соединенных штатов в мировую войну правительственным кругам Америки и союзных стран был известен точный текст письма, от-

Квленного германским статс-секретарем шерманом германскому послу в Мексике, фон Экхарду. Вот это письмо: «Берлин, 19 января 1917 г.

С 1 февраля мы начнем проводить ничем не ограниченную подводную войну. Несмотря на это, имеется в виду считаться о нейтралитетом Америки. Если наши старания постигнет неудача, то мы заключим о Мексикой союз на следующей основе: мы сообща ведем войну и заключаем мир. Мы заручимся всеобщей финансовой поддержкой и будем добиваться возвращения Мексике отобранных у нее штатов—Новая Мексика и Аризона... Вам поручается в строжайшем доверни позондировать Карранцу (посол в Мексике), и лишь только выяснится, что война о Америкой вспыхнет, вы дадите ему понять, что он, по личной инициативе, может завязать сношения о Японией, предложить ей вступить в союз И в то же время устроить посредничество между Японией и Германией. Обратите внимание Карранца на то, что беспощадная подводная война делает возможным оломить упорство Англии и заставить ее в течение ближайших месяцев пойти на мир. Циммерман».

Это сообщение произвело бурю негодования во всем мире. Германию обвиняли в том, что она устраивала заговор против нейтральной державы и старалась втянуть Японию в войну против Америки.

Важнейшим последствием этого сообщения явилось внезапное решение американского правительства вступить в войну, не дожидаясь опубликования письма союзниками и ие запугивая американцев призраками конфликта о Мексикой или о Японией.

Каким же образом попал в руки союзников этот важный документ? Германская общественность недоумевала. Рейхстаг терялся в догадках о возможности измены.

Предполагали, что оно было послано письмом, и что письмо это было выкрадено у дипломатического курьера по дороге в Мексику.

Но оказывается, свое поручение Циммерман отправил не письмом, а другим способом.

В первые дни вторжения германских войск в Бельгию в одном из роскошных особняков Брюсселя поселился офицер германской комендатуры. Дом этот принадлежал богатому австрийскому фабриканту, по имени Шек, проживавшему там же со своей женой—англичанкой и своим молодым сыном Александром. Германский офицер ве пробыл в их доме и получаса, как к нему заявился Александр Шек и сказал офицеру, что занимается беспроволочной телеграфией и что ему удалось изобрести интересный приемник, для чего он и поставил на доме антенну. Молодой человек продал офицера передатьь сделанное им сообщение комендатуре, дабы никто не мог подумать, что он, Шек, занимается радиошпионажем.

Офицер успокоил молодого человека и рассказал одному из офицеров-радистов обо всем этом. Офацер-радист отправился в дом Шека и пробыл там несколько часов. Он убедился, что Александру Шеку удалось сконструировать приемник, который мог работать на волне любой длины, от самой короткой до самой длинной.

Офицер-радист сообщил обо воем этом по начальству и высказал предположение, что следовало бы использовать столь исключительные знания молодого человека в области радиотехники.

Воеиные власти начали тогда наводить справки о молодом человеке. Они узнали, что отец его, богатый австрийский фабрикант, принадлежал к лучшему венскому обществу, имевшему доступ ко двору кайзера. Отец Шек был известен как ярый националист и в политическом отношении считался более чем благонадежным. Мать, урожденная англичанка, окончательно свыклась со своей новой австрийской родиной и политически была вне подозрений.

В результате этих справок германские власти решили привлечь к себе на службу Александра Шека. Тот охотно согласился, и его назначили на скромную гражданскую должность радиста на станции при гражданском управлении Бельгией. Ему поручено было оборудовать здесь приемную станцию.

Александр Шек завоевал вскоре полное доверие высшего начальства. Через эту гражданскую станцию совершался прием важнейших телеграмм германского правительства и штаба верховного главнокомандующего. Все они передавались особо сложным телеграфным шифром. Книгу шифра, как зеницу ока, хранили у себя важнейшие органы германского правительства. Чтобы этой книгой никто не смог злоупотреблять, ключом к этому шифру пользовались для посылки телеграмм только лица исключительной государственной важности. Такие телеграммы принимало лишь верховное командование, генерал-губернаторы и германские послы за границей.

Этот ключ состоял из двух томов—одного толстого и другого—небольшого. В толстой книге содержался алфавит в цифрах, но и целые слова были выражены в одной цифре. Без второго тома расшифровать цифровой текст было невозможно. Во втором томе на каждый день года указывалось, как нужно изменять основные числа, прячем часто приходилось делать дополнительные комбинации с числами малой книги, чтобы расшифровать текст.

Александр Шек скоро оказался в числе узкого круга лиц, которые посменно, дни и ночи проводили в аппаратной, принимая правительственные секретные телеграммы на имя генерал-губернатора Брюсселя. В обязанности радистов входило и расшифрование этих телеграмм.

Английский капитан Т р е и ч сильно заинтересовался этой радиостанцией и поручил своим агентам узнать, что за люди работают по расшифровке. Между другими именами ему названо было имя молодого Александра Шека.

Когда английская контрразведка узнала, что мать Александра Шека—урожденная англичанка, то роенные власти взялись та дело. Адмирал Реджинальд Холл нашел средство завербо- * вать молодого человека. Как это он провел,—до сих пор остается неизвестным, * но факт таков, что адмирал Холл установил связь о семьей Шек. Когда Александр Шек поддался соблазну англий- ; ской контрразведки, он предложил вы- j красть две книги шифра и в ту же ночь бежать через голландскую границу. Но английская разведка возражала против этого плана, так &ак по обнаружении кражи шифра германское правительство тотчас же прекратит пользование этим шифром. Ввиду этих соображений Александру Шеку пришлось по ночам, в приемной радиостанции, переписывать оба тома, о первой цифры до последней. Когда воя работа была закончена, он объявился больным. Врач выдал ему удостоверение в том, что он страдает нервным расстройством и Александр Шею лично переправил переписанную книгу через границу Голландии. В то время, когда Шек совершил свой побег, граница была- защищена проволокой, через которую был пропущен электрический ток. Однако Шек преодолел все препятствия и перешел границу.

С этого момента никто никогда больше не слышал об Александре Шек. Доподлинно известно, что вопия германского шифра попала в руки адмирала Реджинальда Холла. Доказано также, что до вступления Соед. штатов в войну союзные державы перехватывали телеграммы германского правительства и расшифровывали их.

Статс-секретарь Цинмермав посылал поручение германскому послу в Мексике не ^ письмом, но по радио. Эта радиограмма была принята мексиканской радиостанцией Капультепек, а последняя передала ее германскому посольству, где она н была расшифрована.

Любопытно, что об использовании союзниками секретнейшего германского шифра германское общество узнало из иностранных газет только после окончания войны.

Полнейшей загадкой остается судьба Александра Шека. Он исчез бесследно.

Его отец предлагал огромные деньга тому, кто отыщет его сына, на розыски его < были двинуты несколько опытных сыщи- < ков. Удалось лишь установить, что Александр из Голландии переправился в Англию, где следы его пропади. Тогда отец обратился о отчаянным письмом к адмиралу Реджинальду Холл, прося его отве- , тить—жив ли его сын и что а ним произошло? 3-го мая 1921 г. отец Шек получил от адмирала Холла короткий от- нет: «Я никогда ве слышал об имени Александра Шека».

Английская разведка умеет прятать концы в воду.

Какое огромное значение имел этот случай предательства, подчеркнуто было еще раз лордом Бальфуром на докладе в Эдинбургском университете в конце ноября 1925 г.

(Из Арбейтер радий, Л 10, 1930 г.)

Редколлегия: инж. А. С. Беркман, проф. М. А. Бонч-Бруевич, ннж. Г. А. Гартман,

А. Г. Гнллер, инж. И. Е. Горой, Д. Е. Липманов, А. М. Любович, Я. В. Отв. редактор Я. В. Му ком ль Му ко мл ь, С. Э. Хай кин, инж. А. Ф. Швецов н проф. М. В. Шулейкин

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

Главлит № А—68720 Зак. № 996 1 п. л. 62/8 П. 15 Гиз № 40286 Тираж 70000

Типография Госиздата «Красный пролетарий». Москва, Краснопролетарская, 16.